serebryakovaa: (Все братья-сестры)
[personal profile] serebryakovaa
Жизнь шла своим чередом. Мы обрастали знакомыми и приятелями, дверь в нашу келью почти никогда не закрывалась.

Агнесса когда-то сказала, что сутки в Айсберге продолжаются до 3 часов ночи, а то, что после трех, именуется словом «поздно». В 722 мы изжили такое неудобство. Катулл сделал открытие, что день может продолжаться бесконечно, если мы не ложимся спать, и несколько раз мы растягивали сутки до 48 часов.

Да и как тут уснуть, если к нам все время кто-то приходил, заглядывал, стучался…

Больше всего посетителей было у Моо. С первых же дней в Айсберге к нему приходили однокашники из Мипы - «товарищи революционеры», как он их называл. Моо дипломатично уводил гостей в кофейню и вел с ними переговоры на нейтральной территории. На исходе второй недели к Моо стали являться местные.

Называли его то «Моу», то «Моро», или совсем уже нагло: «Где ваш парень Море?».
Моо охотно принимал всех, но визитеры смущались и уводили его в «целовальник». Моо возвращался с книгами и с деньгами.

-Чего им надо? – переживал Катулл.
-Переводы! – разводил руками Моо. – Увы, не стихи!
-Сложные? – интересовались мы.
-Ой, отстаньте! – смеялся Моо, - 20 минут и вся любовь. Как в том анекдоте про Сусанина.
-Рассказывай! – требовали мы.

Моо вышел в центр гостиной, рискуя сшибить наш «круглый стол», оглядел нас строгим взором и задушевно-советской интонацией поведал:

«Форест, форест, форест.
Из зе мит из де форест Иван Сусанин из.
Немецка-Фашистская Гадина гоу ту Моска.
-Вери из Моска? - Немецка-фашистская Гадина АСКС.
-Ай донт кнов! - Иван Сусанин ансенс.

-Вери из Моска? - Немецка-фашистская Гадина АСКС.
-Ай донт кнов! - Иван Сусанин ансенс.

Фае! Фае! Фае!

Иван Сусанин ис ХИРО Зовет Юнион!».


-«Немецка-Фашистская Гадина гоу ту Моска!» - это просто прекрасно! – заявил Катулл.
-Вот-вот, - согласился Моо, - Таковы и тексты из наших «букварей». Тоска смертная. Но каждая моя минута дорога… - загадочно улыбался Моо и шел переводить заказы.


Рекламаций не было, посетители шли и шли. Как оказалось, немаловажную роль в этом сыграл Юрик, обещавший двум своим приятелям сделать переводы к зачету. Время шло, переводы Юрик не делал, своих «кредиторов» откровенно динамил, за что и был схвачен однажды на выходе из кельи 722.

Долго они пререкались и спорили, в запале Юрик поклялся именами всех святых, что уж к понедельнику перевод будет, кровь из носу, а иначе готов отдать свой фотоаппарат и даже фотоувеличитель.

-Да ты гонишь! – не поверил первый «кредитор» Степа.
-Да я клянусь! – прижимал руки к груди Юрик.
-А чем клянешься? – заинтересовался Степа, - А если проспоришь? А как станешь отдавать?

Тут как нарочно, второй «кредитор» Федя захотел закурить…

-А ты к нам в 722 зайди, стрельни у ребят! – посоветовал ему Юрик, продолжая торговаться со Степой.

Федя зашел в 722 и обнаружил там нашу теплую компанию.

-Привет, - бодренько кивнул с порога Федя с плохо скрываемым презрением, – Юрик там… - Он неопределенно показал на дверь за своей спиной. – Юра сигарету просит…
-Да, на здоровье, - улыбнулся Моо и протянул гостю «Беломор» и «Вегу», - Бери любые.
-О, мерси! – Улыбнулся гость, двумя пальцами взял пачку «Веги», словно боясь выпачкать руки, и попятился задом к двери.

В ответ на это Моо едва заметно ухмыльнулся в бороду и откликнулся цветистой французской фразой о том, как он рад в этом, забытом Богом, месте, услышать хоть словечко на благословенном языке великого Рабле…

Лицо у Федора вытянулось. Он с большим сомнением взглянул на Моо и попытался ему ответить.

-C'est vrai? – пришел черед вмешаться мне.
/это правда?/

Федор уткнулся в меня глазами, потом в мои джинсы, расписанные Бодлеровскими «цветами».
Федя картаво попытался поклясться, что говорит правду.

-C'est la vérité absolue? – не верилось мне.
/Это абсолютная правда?/

Федя еще что-то вяло каркнул в ответ. Моо взялся меня урезонить по-французски: он вращал глазами и потрясал перстами. Моо прекрасно знал весь мой немудреный французский «багаж» в три фразы, и тем смешнее было разыграть сноба Федю.

Федя набрал побольше воздуха в легкие и рискнул что-то пояснить нам всем.

-Non! Est-ce que tu as fait pipi tout de suite après l'élection? – задаю я свой коронный вопрос.

/Нет! Я хочу спросить, пописал ли ты сразу после выборов?/*

Тут Федор обмяк и спросил у Моо без всяких понтов:
-А на каком диалекте Вы говорите?
-На бордосском, - ни на миг не задумываясь ответил Моо.

Тем временем у входа в 722 «кредитор» Степа составлял опись имущества Юрика…

-И где сигареты? – не успел Степа спросить, как на него из кельи выскочил бледный Федя:

-Обломайся, Степка, - заорал он, - Не спорь с ним! Его кореша шарят по-французски, как ты по-русски не скажешь, да еще на бордосском диалекте!

Слух о талантах Моо постепенно разнесся по Айсбергу. Карина и Васса несказанно гордились такими переменами его статуса и заводили разговоры о поступлении на факультет.

-Не, это вряд ли, - качал головой Моо.
-Ну, почему? – расстраивалась Карина.
-Профессия подлая, уж простите…

-Кстати, Металлюга как-то раз заявил, - вспомнила Василиса, - что журналист – это человек, который в доме повешенного сразу ищет веревку и говорит только о ней.
-Да-да, - кивнул Моо, - «Ара, Рапик, не качайся на папе, он не для того повесился!».

Он сказал это так, что мы чуть не рухнули на пол от смеха.
-Кто-кто? – переспросила Карина. – Рапик?
-Ну, это такой Бакинский вариант Вовочки. «Рапик, не крути папе нос и вообще отойди от гроба!».
-Я так понимаю, - уточнил Катулл, - что акцент – обязательный атрибут каждой фразы?
-Само собой, - кивнул Моо и задумался.

-Грустишь? – спросила Карина.
-Пора подводить итоги, други мои! – торжественно сообщил Моо.
-Нет-нет! – запротестовали все, - Еще рано! Не надумайся уезжать!
-Да с чего вдруг? – изумился Моо, - Я хотел вам рассказать об Айсберге! О том, что территория эта пришлась мне по вкусу.
-Захваченная территория, - уточняю я.

-Вот, мой юный секретарь верно поправляет: мы изучили захваченную территорию… Мы попробовали окружающее пространство на цвет, запах и вкус, и дали имена всему тому, что можно было назвать словами нашего языка…
-Слушай, это круто! – обрадовалась Василиса, - Обожаю мнение со стороны…
-Ага, и дневник по природоведению, - добавил Катулл.
-Интересно, и кто же тебя заинтересовал? – не могла скрыть любопытства Карина.
-Больше всего мне понравились «Ботаники».
-«Ботаники»? – переспросил Юрик, - Затертое слово…
-Юр, дай послушать! – одернула его Васса, - Пусть будут ботаники!

Моо сурово посмотрел на Юрика и продолжил вещать:

-Как видно из названия, «ботаников» интересует лишь природа во всем своем многообразии. Они ездят в экспедиции, ловят ползающих тварей, зарисовывают крылатых, систематизируют мускулы и связки земноводных. Изредка группы «ботаников» появляются в кофейне. Их легко узнать по запаху костра и тушенки. Брезентово-джинсовые, подтянутые, сияющие улыбками на загорелых лицах, они появляются на день-другой и снова разлетаются по миру…

-Великолепно, - покачала головой Карина, - Браво!
-Я только добавлю, что загар у «ботаников» бывает среднеазиатским, реже приморским, кое-где северным, но никак не курортным.
-Спасибо, Пепел! – подмигнул мне Моо, - И расселяются они поближе к Солнцу – на верхних этажах Айсберга.

-А про нас? – выпятила нижнюю губу Васса, - Давай про нас!
-Ладно, уломали, - кивнул Моо и целую вечность раскуривал новую папиросу, пока все ерзали на своих стульях.

-И как ты нас назвал? – не вытерпел Юрик.
-Еще банальнее, - признался Моо, - «Словоблуды»! Уступив небеса ботаникам, словоблуды селятся ближе к земле, - неспешно продолжил Моо свой рассказ, - Говорят они много, громко, спешно, не вглядываясь в глаза собеседника, и все больше и больше распаляясь. Надо признать, что Словоблуды совершают множество передвижений в пространстве в поисках предметов абстрактных и, зачастую, существующих лишь в их воспаленном воображении, таких как «Хэм», «Хеннеси», «Хейнекен», «Хой»…

Тут Карина и Васса не выдержали и громко прыснули.
Моо обменялся с Кариной красноречивым взглядом и невозмутимо продолжил:

-В отличие от самцов «словоблуда обыкновенного», словоблудки двигаются не бесцельно между столами кофейни, или станциями метро, а лишь в одном четко заданном направлении – получить вожделенное право остаться в Городе. В естественной среде обитания невозможно встретить самочку в халате, или самца в спортивном костюме, разве только в точной копии одеяния главного тренера сборной ФРГ по футболу….

Моо не мог продолжать, так как ему аплодировали уже за двумя соседними столиками.

-Что еще про нас суетливых? – выкрикнул невзрачный дохлитон из-за соседнего стола.

-Словоблуды переполнены до краев собственной значимостью, - охотно сообщил Моо, - Им положено от рождения до последнего дня быть в курсе всех событий, держать руку на пульсе истории, подмечать острым глазом все вокруг, донести из первых рук, и при этом – Моо поднял в потолок указательный палец, - избегать штампов.

-Какие мы скучные, - сказал Катулл, когда Моо замолчал.
-Иногда, - мечтательно добавила Васса, - среди ботаников и словоблудов, точно васильки на ржаном поле, появляются диковатые, как лани, «философы».

-Это точно! – согласились все.

-А что сумел разведать по первому корпусу? – поинтересовалась Васса, - там все сложнее…
-Скучнее, - раздавил окурок в пепельнице Моо, - ближе к земле живут скучные «книжные черви»: день деньской сидят в читалке, к ночи расползаются по кельям…
-Верно, – согласилась Карина, - А чуть выше?
-Ой, душенька, а выше и вовсе – скука смертная! Книг не читают, а только считают деньги… Одно слово – «финансисты»… А под крышей и того страшнее – «психи»...
-Моо! Ну, не томи, рассказывай! – нетерпеливо подскочила Васса, - Пипл ждет!
-Ну, хорошо, - смирился Моо, - Все здесь тщеславны… Словоблуды своим собственным, нетерпеливым тщеславием, они снуют туда – сюда, словно боясь опоздать в самое нужное место в наиважнейший момент.
Финансисты тщеславны заранее, как все люди дающие деньги в рост.

-А психи? – спросил Катулл.

- Психи тщеславны чопорным тщеславием. В этом есть что-то от постоянного, изнуряющего самоанализа, точно они сами к себе прислушиваются, боясь пропустить тот момент, когда арахнофобия перерастет в синдром навязчивых состояний.

-Да, неслабо изучил фауну, – покачал головой Катулл.
-«Язык и до Айсберга доведет!» - пожал плечами Моо.

-А главную мудрость Айсберга уже открыл? – спросила Карина.
-Нет, - признался Моо, - оставил на сладкое…
-«Психолог оценит слова словоблуда, увы, финансисту его не понять!» - очень тихо сказала Карина и подмигнула Моо.

Мы еще немного посидели, обсуждая «классификацию видов по профессору Моо». Подбежала какая-то пигалица в алом сарафане и сманила «герлов из 627» - они упорхнули за соседний столик и уже о чем-то щебетали, начисто забывая нас…

Такой обычный день в нашей кофейне…

И тут на противоположном балконе, среди сизых клубов дыма, среди знакомых незнакомцев и грустных хохмачей, появилась Она.

С того самого мгновения я зову ее Лилит. Столько было в ней порока, такую бурю она подняла в моей душе, что я нахожу подходящим лишь одно имя – имя первой женщины. Только и помню: черные волосы, черные глаза и бледное лицо. Она была в черном. С ней рядом была какая-то крашеная блондинка, что еще сильнее подчеркивало черноту волос Лилит.

-Интересно, кто она? – вырвалось у меня.

Все обернулись и оценивающе оглядели незнакомку.
-Гречанка, - авторитетно констатировал Моро.
-Она свободно говорит по-русски, без акцента, - высказался Катулл, любящий точность.
-Ну, в крайнем случае, грузинка, - уступил Моро, - и чего пялится на нее? Эка невидаль, какое-то черное пугало! – добавил он и рассмеялся.

И мы все засмеялись и принялись на разные лады повторять: «Черное пугало…» – больше из мужской солидарности, да будь она проклята, эта самая мужская солидарность, или для того, чтобы самим не оказаться осмеянными. И мой смех тоже звучал над коричневым квадратом стола, сливался с общим смехом, и это стало моей первой виной перед ней.

Всякий раз, когда она появлялась в кофейне, кто-нибудь спешил изречь эту формулу: «Черное пугало», или просто: «Чёёёрное» – дурацкая игра великовозрастных лентяев, только бы самим себе не признаться, что нам с ней не светит, слишком она холодна, слишком красива…

Частенько мне удавалось проиграть в нашей игре.


Продолжение следует…

**************
Предыдущие главы:
Пролог
Про «мертвые души» и кроликов
Мипа, которая нам не нужна
«О пользе Великих советских скульпторов»
Визиты Агнессы
«Над прямоугольником круглого стола»
Келья №627
Завсегдатаи кофейни
Анекдоты из коричневой тетради
Учиться, учиться и еще раз учиться!…

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Style Credit