serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Целые сутки жители кельи 722 наслаждались тишиной, покоем и «отсутствием опеки», как сказал Моо.

Катулл воодушевленно взялся приводить в порядок кимоно, в котором 3 раза в неделю постигал основы стиля «пьяной обезьяны». Мы с Моо часами сидели в кофейне, обложившись черновиками.

-Думаешь, она больше не придет? – только тут в кофейне, без наших влюбленных товарищей, рискую я задать вопрос.
- Держи карман шире! – показал мне дулю Моо, - Она станет засылать гонцов, наблюдателей за наблюдающими и иже с ними! Зуб даю!

-А Юрик переживает…
-А Катулл оживает! Еще вопрос, что лучше.

После ухода Агнессы, Юрик с удвоенной силой взялся за свои снимки. Всегда вежливый со всеми, теперь он стал неестественно предусмотрительным, услужливым, улыбчивым.

-Юрик сам себя возвел в квадрат, - заметил перемены Моо, - Юноша с приставкой «чересчур».

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Не прошло и недели, как наша жизнь в келье 722 окончательно устаканилась.

Если нас и раздражало что-то, так это необходимость покидать дом. Как ни странно, но келья 722 за несколько дней стала нашим домом. Засиживаясь допоздна, мы сочиняли стихи, читали, спорили и строили утопические планы о создании благоразумного жилища, которое будет самостоятельно уничтожать мусор, регулярно подавать пищу, книги, чернила и бумагу через несколько огромных трубопроводов прямо к столу.

-Еще сигареты, - напомнил Катулл так, словно в силах Моо было сейчас же на веки вечные сформировать нашу заявку мирозданию.
-Ага, и пиво! – добавил Юрик.

…Каждый вечер, как по расписанию, к нам заходила Агнесса.

-«Красотка Агнесса дозором обходит владенья свои», - сообщал нам Моо, едва заслышав стук ее каблучков в коридоре.

Он тут же уходил в аппендикс Вени и замолкал над рукописью. Юрик спешно причесывал свою сивую челку, и расправлял покрывало на диване. А Катулл… Катулл каменел на стуле, приговоренным на съедение кроликом.

Агнесса входила, благоухая духами, шурша складками платья, улыбаясь всем сразу, и каждому жителю 722 персонально. Ласки она делила равными дозами, обходя нас по очереди: взъерошивала челку Юрику, хлопала по плечу Катулла, что-нибудь шептала на ухо мне, ненароком укладывая в мою ладонь длинный темный локон…

В который раз мне приходила мысль, как щедро наградила ее красотой природа: черные брови, карие глаза с пушистыми ресницами, нежная кожа. Ей не нужны были все эти женские штучки, примочки и притирки. И она это знала, изредка подкрашивая только губы.

Агнесса спрашивала про наши успехи, только что не просила на подпись дневник. Юрик пытался хохмить, назначал ей свидание в Третьяковке, но Агнесса упорно его не понимала, ссылалась на занятость, и снова подсаживалась к мрачному Катуллу, брала его под руку:

-Что же ты молчишь, маленький мой? Ты скучал? Признавайся!
Он заливался краской и отвечал что-то невпопад.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Хмурые серые дни февраля мы проводили под яркими огнями кофейни, неспешно беседовали, травили байки, наблюдали за людьми. Нам нравилось придумывать окружающим биографии, интересы и судьбы. Самым замечательным в этой игре было то, что мы могли себя проверить – в Айсберге все, так или иначе, знали друг друга.

Катулл окончательно забил на учебу, и теперь неотступно ходил за Моо, как за старшим братом.
Юрик, сперва активно участвующий в нашей игре, постепенно выдохся и заскучал. Он все чаще сидел за столом с отсутствующим видом, или свешивался с балкона, высматривая кого-то в зимнем саду Айсберга.

На очередное заседание нашего «клуба», Юрик являлся в куртке, он пил с нами кофе и ехал на занятия.
-Катулл, поехали на факультет, - звал Юрик.
-Да ну, не поеду!
-Поехали! – настаивал Юрик, - Харе штаны просиживать! Сегодня «Принципы компечати», тебе «эн» поставят…
-Да брось, - отмахивался Катулл, – что там делать?
-Ты сдавать не собираешься?
-Начало семестра, старик, - влезли в разговор мы с Моо, - Сдаст как-нибудь… Конспект можно переписать…
-Какой конспект! – Юрик едва не сплюнул на пол, - Там надо сидеть, понимаете, сидеть! От звонка до звонка! Присутствовать!
-Ааа! – хлопнул себя по лбу Моо, - Надо штаны просиживать! И как я не догадался!

читать дальше! )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Последующие дни мы с Моо, под руководством Катулла, изучали Айсберг.

-Мы должны прочесать захваченный плацдарм и составить подробное описание местной флоры и фауны, - говорил Моо и посмеивался, - Кстати, где мой «ундервуд»?

-Пойдем изучать аборигенов, будет и ундервуд, - приглашал Катулл.

Но Моо наотрез отказывался наносить визиты аборигенам, закатывал глаза и поминал недобрым словом Агнессу. И все же Катулл исхитрился заманить нас в гости «к герлам», которые одолжили ту самую пишущую машинку из 722, так необходимую Моо.

-Согласен не грубить ровно пять минут, - мрачно предупредил Моо под дверью с номером 627 и скроил такую свирепую рожу, хоть плачь.
читать дальше! )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

-Моо! Оставайся с нами! – повторил Катулл, когда мы перестали хохотать.
-Очень надо! - огрызнулся Моо.
-Тебя же из Мипы «ушли»…

-«Ушли», - подтвердил Моо, - Но из одного хомута в другой нырять – увольте!

-Во дает! – фыркнул Юрик, - Только ща говорил, что тут «Все вольностью дышало», и уже забыл!
-Не фига я не забыл. Это на Айсберге… - Моо поднял указательный палец в потолок, – воля, а здесь…– тут он повернул большой палец к полу, - в келье 722 господствует тирания!

-О, как загнул! – всплеснул руками Юрик, - Тирания!

-Да, - кивнул Моо и принялся сминать бумажный мундштук папиросы, - Я от мамы ушел, я от папы ушел, я от Мипы ушел, а уж от «Лисички» и подавно уйду.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Итак, Агнесса Юльевна, хорошенькая девушка 18 лет, повела нас с Моо наносить визиты.

-Куда идем? – спросили мы.
-Навестим Андрюшечку! Это один мой дружочек, - ответила Агнесса, и принялась в пугающих подробностях рассказывать еще про одного своего знакомого, а потом еще, и еще.

Деепричастные обороты карабкались друг на друга и множились, лишая нас с Моо всех вербальных навыков, а «Андрючечки-Игорюшечки» все пребывали и пребывали. И каждый был непременно «лапочка» и «дружочек» - мне представлялся деревенский потрепанный пес, что подобострастно стелется по земле, виляя всеми частями тела разом, дабы завоевать твое расположение…

«Ну, как ты, дружочек?» - ласково окликнула в коридоре Агнесса Юльевна очередного пажа, и «дружочек» был готов служить и плясать на задних лапках без всякого сахара.

На Моо было жутко смотреть! Он уже напоминал хмельного пирата, дурашливо подмигивал мне, словно ждал, когда же Агнесса назовет «дружочком» и его.
Но Моо, надо отдать должно Агнессе, так и оставался «Моо», без «рюшечек».

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Агнесса медленно и красиво процокала каблучками к выходу, но вдруг окликнула Веню:

-Ну, что решаем, Венечка? Нужны Вам такие беспокойные постояльцы, или мне искать для них другую келью? – и, не дожидаясь ответа, весьма довольная собой, она скрылась за дверью.


-Нет, я этого не вынесу, - с притворным драматизмом воскликнул Моо, выбрасывая руки вслед за Агнессой, словно пытаясь погладить ее тень, и тут же прижимая их к сердцу, и в следующий же миг закрывая ладонями глаза, - Она ушла, как жить дальше!... А компот? – вопросил он с таким возмущением, что все расхохотались.

-Где тут у вас кормят? – поинтересовался Моо, - Я, конечно, Робин Гуд, Дон Кихот, «починяю примуса», привожу рукописи… - тут он на полуслове ринулся к входной двери и тут же выволок на центр «гостиной» мой клетчатый чемоданчик, забытый в «Мипе» на антресолях, - Но рано или поздно даже мне охота заморить червячка! – Закончил Моо наконец свою речь и вытер со лба несуществующий пот.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

-Вот только не надо! – резко перебил ее Моо, из расхристанного морячка превращаясь в подтянутого строгого боцмана.
-Чего не надо? – ужаснулся Веня.
-Вот не надо лажу гнать! – строго сказал Моо, - Это не МИПТ, это «Мипа» и всё. А до МИПТа этому «заведению» еще лет 200 расти. Как-нибудь расскажу Вам, как и за что нас «ушли». А нынче не будем омрачать день знакомства…

-Мипа… - задумчиво произнес Катулл, - Это от слова «липа»?

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь
…Рано утром в 722 вошли горластые люди. Они осмотрели комнату на предмет пожарной безопасности, пожурили нас за электроплиту, которая стояла на самом видном месте, и поспешно удалились. Мы даже не успели испугаться.

«А что это за шаги такие на лестнице?» - «А это нас арестовывать идут…» - сказал самому себе Катулл и накрыл голову подушкой, всем своим видом показывая, что планирует спать и дальше.

Но тут дверь снова распахнулась и в «келью 722» вошел бойкий молодой человек в спортивном костюме.
-Здорово, «вечно живые»! – ехидно бросил он.
-От полумертвого слышу, - откликнулся Катулл.
-Кстати, наш Кроликов не объявлялся? – тут же спросил «полумертвый» визитер и включил верхний свет.
-Ой, Веня, я тя умоляю! – Катулл приоткрыл один глаз и снова зажмурился, - Чё ты с самого утра устраиваешь допросы? Мертвые не приходят среди года. Не в их это стиле…

Читать дальше )
serebryakovaa: (Рассказ)
Роман


Я - не мужчина, я – Брут.

«Я – Брут!» - он всем так представляется. И это не рисовка. Это скорее предупреждение на коробке: «Осторожно, взрывоопасно!», но большинство смертных любят проверять себя на прочность.

Мы не похожи, скорее одного типа.

Брут любит строгие серые костюмы.
Я предпочитаю джинсы, классические синие, чуть потертые джинсы.

Брут никогда не носит украшений. А у меня в левом ухе два серебряных кольца.

Брут прекрасно разбирается в автомобилях. Он - отличный водитель.
Я предпочитаю перемещаться на такси в любой час, в любой точке планеты.

Брут - ловкий интриган. У него усталое, лишенное возраста лицо.

Я кажусь моложе, хотя мы ровесники. Волосы светлые, только я люблю длинные, а Брут стрижется коротко. Было время, Брут носил бороду; всякий раз наедине мне восторженно изрекал: «А Вы, как обычно, чисто выбриты!». Ирония в том, что я могу неделями не прикасаться к станку, но стоит мне с утра встряхнуть красную жестянку «Old spice», как вечером жди встречи с Брутом. Примета верная. А он убежден, что я – раб условностей.

Да-да, мы оба - страшные лентяи.
Для Брута самое важное, чтобы та, что сейчас рядом с ним, вызывала всеобщий интерес, чтобы на нее оглядывались, чтобы все ему завидовали. Он с легкостью променяет свою подружку на вашу жену, лишь бы она была красивее, ярче, необычней. Он азартен, тщеславен и неразборчив. Брут вчера хотел фотомодель, а сегодня - кассиршу из универсама, а через месяц он захочет китаянку.

Я неизменно предпочитаю бледных, черноволосых, статных и молчаливых.

Я серьезно отношусь к словам. Я выполняю обещания.
Брут подводит компаньонов, опаздывает на встречи, или вообще не является, когда ты его ждешь, и он тебе до черта нужен. Его можно ругать последними словами, и это не сказывается на его самочувствии.

Моя женщина обручилась со мной лишь из-за того, что Брут уснул в метро.

Из всех людей, причастных к этой истории, Брут появился в Айсберге самым последним.

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало здесь

8


Иду ли я домой, или принимаю ванну, или засыпаю на своих слишком холодных простынях, что бы я ни делала, я ежеминутно приближаюсь к Тебе…
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Посвящается Полковнику Аурелиано Буэндиа


Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить…
Анна Ахматова

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой стоит, твой, звучащий нежно,
Слушает голос…
Сафо

.

1


Женщина. Она всего лишь Женщина. Это так. И не важно, сколько августов отшумело над ее плечами увядающей листвой. Сколько августов, сколько сентябрей, шестнадцать или тридцать шесть? Она и в ожидании седьмого августа своей жизни была Женщиной.
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Рассказ)
Начало Здесь


-«Я влюбилась в этот вкус и аромат!» – тщательно выговаривала незнакомые слова породистая женщина с короткими светлыми волосами, - «Попробуйте и Вы это чудо!...».

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Рассказ)
Начало Здесь


Предыдущая глава – Свидание


***
Прошло два года.
Ирина перевелась в МИСИС и училась на вечернем отделении, а днем работала в рекламном агентстве.

В тот четверг она освободилась очень рано, и неспешно направилась в метро, желая побаловать себя прогулкой по книжным магазинам. В электричке было просторно, Ира вошла в вагон и тут же увидела Яну, и сразу же ее узнала, хотя Янка стояла к ней спиной, а ее темно-русые волосы были коротко пострижены и высветлены до белизны.
Ирка подошла и стала рядом:
-Здравствуй!
-О, здравствуй, Ирка! – улыбнулась Яна.

На Яне было роскошное кашемировое пальто цвета мокрого асфальта, которое стройнило и украшало ее.
-Штучная вещь, как говорит моя бабушка! – Ирка кивнула на пальто, - Ты прямо, как директор!
-Ну, скажешь тоже! – зарделась Янка.

И они заговорили обо всем подряд, как будто и не расставались, и не ссорились. Во время разговора Ира невольно любовалась Яной. Нежную кожу ее лица благородно оттенял бордовый шелковый шарф. Грубоватые очки бесследно исчезли, уступив место изящной невесомой модели, которая казалась модным аксессуаром, завершающим образ.

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь


Предыдущая глава – Ванесса


Через неделю Ирину Маркову вызвали в деканат. Пришлось срочно собирать справки и ехать в Москву.

В деканате Ира наткнулась на Катю Невеличко.
-Какими ты судьбами здесь? – спросила Катя.
-Очередную справку привезла для оформления «академки». А Вы как поживаете?
-К нам новеньких заселили, а мы с Янкой в «двушку» перебрались. К нам зайдешь?
-Не смогу сегодня, – покачала головой Ирина, - Мне родня надавала поручений и еще «список на восемь листов». – Ирка хмыкнула.
-Знакомо, - понимающе кивнула Катерина.

-Мы так душевно с Янкой пообщались прошлый раз, - сказала Ира, - Она изменилась…
-Вот и ты заметила! – воскликнула Катя, оглянулась и заговорила тише, приблизив свое лицо к Иркиному, - Яна очень изменилась после твоего отъезда, очень. Плохо спит, все время плачет.
-Что случилось? – испугалась Ира.
-Янка говорит, что с глазами у нее проблема, но это неправда, я уверена. – Поделилась Катя, - Ира, ты бы с ней попыталась поговорить по душам!

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь

Предыдущая глава – В деревне


***
Ира приехала к Жану рано утром без предупреждения.

В двух метрах от комнаты Жана она столкнулась с Мигелем. Мигель отпрянул от нее, метнулся к двери, словно что-то забыл, впрочем, тут же обернулся, похлопал себя по карману и громко поздоровался:

-Привет, ИРАЧКА! Думаль клучи потеряль…
-Привет, Мигель! – улыбнулась Ира. – А я решила, что ты от меня убегаешь!
-Надо успеть! – покачал головой Мигаль, - Опоздаю, извини… - Мигель побежал к лифту.

Ирка кивнула и взялась за ручку двери, но дверь была закрыта. Ира постучала.
Жан открыл не сразу, он был непривычно растерян, словно и не ждал ее.

-О, да ты в халате! А говорил, что ждешь меня всегда, - ласково обняла его Ира.
-О, Ванесса, я ждаль! – нараспев подхватил Жан, сжимая ее в объятиях, - Я доказать! – он схватил ее за руку и торжественно провозгласил басом, - Прямо сейчас мы идем к нашему соседу Джонатану. Дверь не закрываем! Now! Let’s go! – добавил он что-то по-английски.
-Чего же ты так кричишь! Нас весь этаж услышит! – засмеялась Ира, - Нас ограбят! – добавила она вполголоса.

Жан дурашливо распахнул дверь в свою комнату и громко сказал: «Пожалуйста! Ви приходите - уходите! Мы на минутку! Нам нужен холодильник!».

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь

Предыдущая глава - Долгий разговор

***

Ира покорно поехала к бабе Вере в деревню. Она суетилась по хозяйству от рассвета до самого вечера: носила воду с колонки, топила печь, стирала, мыла, готовила. Работа занимала руки, но не могла остановить мысли, которые беспокойными мухами бились в голове.

Как-то вечером, собирая на стол нехитрый ужин, бабушка Вера вдруг сказала:
-Муха бьется в стекло, а вот она фортка – рядом. А муха жужжит и бьется, бьется. Так и люди, Ириш, часто, изводят себя, а форточку не замечают.
-Это ты, бабуль, к чему? – спросила Ира, усаживаясь за стол.
-Да это я так, ворчу помаленьку, - улыбнулась бабушка, - Ириш, показалось мне, али тебя думка какая-то мучит?

Внучка только насупилась, но ничего не ответила.
-Парень у тебя появился, - поставила диагноз бабушка, - А чё ж ты не расскажешь мне о нем?
-Ой, да нечего там говорить, - отмахнулась внучка, - Нарежу хлеба, - Ирка вскочила и бросилась из комнаты в кухню.
-ТверскОй он, или наш, ПсковскОй? – хотела уточнить бабушка.
-Нет, он издалека, - Отозвалась Ира из кухни, - Мы ж в Москве познакомились… - Ирка ощутила, что у нее горят щеки.
-Ириша, поспешай, всё ж стынет! – позвала бабушка Вера к столу.

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь

Предыдущая глава - Новая роль


В тот же вечер Ирина отправилась в «Дом Горняка».

-А помните, как раньше мы пели? – спросила она подруг. – Айда на кухню!
На общей кухне была отличная акустика. Девочки расположились прямо на полу.

-По диким степям Забайкалья, где золото моют в горах… - запела Ира, и ее звонкий голос летел по коридорам общежития, проникая во все закоулки…

-Ир, родная ты моя! Я ж во Владике родилась! Как же ты пела! – орала Яна и трясла Иркину руку.
-У тебя ж талант, сестра! – вторила ей Катя, - ты меня до слез проняла!
-Кто здесь горлопанит? – резко окликнули их от порога.
Вошедший щелкнул выключателем и зажег на кухне свет.
-Спокойно, Дубровский, я – Маша! – зычно отозвалась Яна, поднимаясь во весь рост.

На входе насупился бородатый аспирант.
-А люди тут грызут гранит науки, одичали уже совершенно, – бородач в джинсах и стройотрядовской куртке почесал подбородок.
-И что теперь? – отозвались все трое.
-Давайте-ка, пойте для всех!– Приказал бородач, и улыбнулся им, сверкнув белыми зубами на смуглом лице, - в коридоре лучше слышно!

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь

Предыдущая глава - Апрель и Август

30 августа в Москву вернулись Катя и Яна. Флэт вновь стал шумным и веселым кораблем.
-Ой, Ирка, - заметила Катя, - У тебя такой модняцкий чемодан! Ну, как будто «Мистер Твистер» заходил!
Иру словно обожгло дыханьем августа. Она вспомнила, как Жан доставал из рыжего чемодана платье за платьем: синее, лиловое, красное. Потом Жан достал атласный черный корсет, и они, смеясь и чертыхаясь, в четыре руки попытались его зашнуровать, да бросили на середине и больше уж о нем не вспоминали…
А теперь рыжий чемодан стоял у нее под кроватью, а значит, все это ей не приснилось…
1 сентября Ира достала из чемодана первый попавшийся костюм и решительно его надела.
-Для первого сентября сойдет, - сказала она самой себе.
Яна с Катей только рты раскрыли – строгий костюм василькового оттенка сидел на ней, как влитой.
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь
Предыдущая глава - Телохранитель

***

После выздоровления Жана, все вернулось в привычное русло: лекции, семинары, контрольные и даже песня про Миссисипи. Только теперь у Ирины была записная книжка, куда она записывала французские фразы и слова.

Жан приезжал в «Дом Горняка» по субботам и средам. Наговорив девушкам комплиментов, улыбчивый гость похищал Ирину на вечер, а то и на сутки. Она все чаще предупреждала подруг: «Сегодня не ждите».

И они спешили на спектакль в «Сатирикон», или на новый фильм, или на вечеринку в посольство какой-нибудь африканской державы, или на мастер-класс по приготовлению воскресного обеда с бараниной и семью овощами…

Ира знакомилась с земляками и друзьями Жана, рассматривала наряды и украшения холеных чернокожих красавиц, и не могла взять в толк, что он нашел в ней.

После очередной вечеринки, она не выдержала:

-Разуй глаза, Жан! Неужели не видишь, какие у вас женщины!
Читать дальше! )

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit