serebryakovaa: (Default)
- Нет, где Вы были с восьми до одиннадцати?! – сурово повторил Моо, - Мы вас с собаками искали!

-Братцы! – расплылась в улыбке Васса, - А мы в Питер по трассе ходили!... Только вчера поздно вечером вернулись.
-А мы Вас на пиво хотели пригласить…
-Валяйте! – разрешила Васса, устраиваясь за столом как раз напротив запотевшей банки, - Пиво я люблю!
-Ну, ухаживать кто-нибудь рискнет, - поинтересовалась Карина, сдвигая Катулла бедром и занимая его место, - или здесь полное самообслуживание?

Мужчины засуетились, придвигая гостьям и стаканы, и бутерброды, и соль в деревянной чашке.

-Красота! – похвалила Васса цвет напитка, да так залихватски, в три глотка, опустошила стакан, что мы только присвистнули. Читать дальше )
serebryakovaa: (Default)
Утро началось с восторженных возгласов Юрика. И напрасно Катулл на него шикал, пытаясь восстановить тишину. Юрик ахал на всю келью, стонал, пищал и ронял предметы:

-Вы только гляньте! Это надо видеть!

Пришлось продирать глаза и тащиться в гостиную.
-Еще вчера тут лежал человек, - провозгласил Юрик, - А нынче он окуклился!

И действительно, Педро спал, с головой завернувшись в одеяло, как статуя, упакованная для перевозки.
Мы уставились на тряпичный сверток и молчали секунд 20.

-Хоть дышит? – обеспокоенно спросил Катулл и тронул двухметровую «куколку».

Сверток шевельнулся и засопел…Читать дальше )
serebryakovaa: (Default)
Начало главы читать Здесь

-Слушайте, а может, надо было, это самое… - Юрик запнулся, подбирая слова, - Может, просто выучить и сдать, а?

Моо и Педро переглянулись, потом глянули на меня, дескать, слышишь, что он несет, потом вновь воззрились на Юрика с укоризной.

Моо буравил Юрика своими стальными глазами, Педро - карими. Скорбь пролетариев всех стран была в этих глазах. Им бы еще плакатно вскинуть к потолку мозолистые кулаки… Но на аспидных запястьях дона Педро поблескивали серебряные браслеты, никак не подходящие работяге.

-Выучить? – переспросил Моо, - Ты, что же, думаешь, вся беда в том, что мы не учили? Мы учили и учились прекрасно, до третьего курса, пока нам не подкинули эту «креветку». Лично мне было сказано, что я в жизни не сдам в этом учебном заведении «Основы полиграфии», пока общаться с Амарантусом не перестану. Прошу заметить, не сдам, отработав на строкоотливных машинах в типографии 4 года, на тех самых машинах, которые в МИПЕ изучают по книжке.

-И что? – спросил Юрик.

-А угадай? – Предложил Педро, - Он не сдал! И я не сдал!
-Вся фенька в том, что Креветка вела Совправо, а не Полиграфию…

……… )
serebryakovaa: (Default)
Начало главы читать Здесь

-Кстати, была такая телега, - вспомнил Юрик, - я даже себе записал, типа, где-то тут рядом с Айсбергом Тарковский снимал «Сталкер».
-Не-е-е, - с сомнением покачал головой Катулл, - Это просто телега…
-Да, это телега, - согласился Моо, - а Золотой Шар есть. И судя по всему, он нас слышит.

-Хорошо бы сказать этому «Шару», - ехидно сказал Педро, - чтобы он унес меня куда-нибудь подальше от Мипы. А то некоторые ухитрился свалить, а мы все еще срок мотаем… Раньше хоть компания была, а теперь не с кем поговорить… - он махнул рукой и отвернулся к окну.

Моо взял в руки старенькую гитару и тихо запел:

-Иногда мне кажется, что мы герои
Мы стоим у стены, ничего не боясь.
Порой мне кажется, что мы герои,
Порой мне кажется, что мы - просто грязь…

……… )
serebryakovaa: (Default)
Начало главы читать Здесь

-Черт побери! – прошептал Катулл, - И это происходит в наши дни! Какой-то сюр!
-А всего полчаса на метро… до этого сюра…

-Всего пятак, това”ищи! – ленинским жестом указал в окно Моо.
-Ну, что ты гонишь, - усмехнулся Юрик, - Мипа в другой стороне! Ну, что Вы так уставились, да, я провожал Агнессу. И провожал и навещал!

-Да ты следопыт! – притворно испугался Моо, - Зато метро, - он постучал пальцем по стеклу, - метро прямо по курсу. Станция «Академическая».

-Ну, не знаю, - пожал плечами Педро, - Я вот до «Тульской» ехал, потом на трамвае.
-Но сути это не меняет, и так, и сяк, всего пятак!

Читать дальше )
serebryakovaa: (Default)
Пока мы метались по келье в поисках «столешницы», Моо что-то буркнул про батон, позаимствовал у Катулла кроссовки и вышел.

Педро нам не мешал. Со сноровкой опытного жильца общежитий, он нашел магнитофон, еще через минуту он воткнул в него кассету из своего плейера.

«I shot the sheriff but I did not shoot the deputy.
I shot the sheriff but I did not shoot the deputy…»* - клялся Боб Марли, пока мы планомерно ныряли под каждую койку кельи…

Когда, в шестой раз ругнув Медведя и его тягу к порядку, Юрик обнаружил искомый полированный прямоугольник между шкафом и стеной, и мы с Катуллом бросились ему на подмогу, нашему взору предстала дивная картина: Педро стоял в «аппендиксе» у письменного стола Вени, вперив взор в портрет Мерлин Монро.

Мерлин полузакрыла глаза и тянула губы с черно-белого снимка… Педро почти приблизился к ней.
На миг мне показалось, что он поцелует фотографию…

Но в руках его блеснуло нечто, похожее на великанскую вилку с редкими стальными зубцами.
Читать дальше )
serebryakovaa: (Default)
Сборы были стремительными.

Никогда прежде мне не приходило в голову, что мытье банок – мужская работа.

Пока мы искали соду и порошок, в келью заявился Веня собственной персоной.

-А ты что тут делаешь? – уставился он на Медведя.
-И Вам не хворать, - дернул плечом Медведь, - А кто мне жалился: «На флету стрём, страшные хиппы понаехали!»?
-Да это когда было, - отмахнулся Веня, - Я и не бываю здесь!
-А где? – сурово спросил Медведь, и они оба резко перешли на испанский.

Страстно жестикулируя и краснея, они покинули флэт и двинулись в сторону «целовальника».

-No te creo! – доносилось до нас, - No te creo nada!*
Читать дальше )
serebryakovaa: (Default)
Пока мы наслаждались обществом своих друзей, отсутствующих и местных, в келье 722 завелся Медведь.

Надо признать, что он особо и не прятался от нас, но мы, опьяненные до краев свободой и ничегонеделаньем, никакого вторжения не замечали.

Лишь пару раз, вернувшись домой, мы почуяли в комнате сладковатый запах.

-Странно, - принюхался Моо, - Пахнет «травкой»…
-Откуда ей взяться, - хмыкнул Катулл, - Да мы вроде и не заказывали Разумной Среде Обитания ничего, кроме струн и кофе!
………… )
serebryakovaa: (Default)
Это старая болезнь, Старик, и она неизлечима.

Войдя сюда, ты всю оставшуюся жизнь размышляешь о случайностях, что были так неслучайны…

Мне однажды приснилось, что я говорю с тобой. Да, с тобой, вот прямо так, словами, будто лекцию читаю:

«Сколько важного в нашей жизни зависит от случайностей, от незначительных деталей, от допущенных ошибок…

И уже в будущем, оглядываясь назад, мы понимаем, что пережили ту самую встречу в том самом месте, именно благодаря одной досадной ошибке, допущенной в прошлом…

Как же нам застраховаться на обязательное получение всех этих ошибок? Как нам эти свои промахи не пропустить? К счастью Господь снабдил каждого из нас достаточным запасом дури!» - тут мне стало смешно и сон улетучился…

Помнишь, сколько минут было потрачено на воссоздание причинно-следственной паутины, всех наших «почему», незыблемых и сиюминутных.

Мы вспоминали, смаковали, отыскивали общих знакомых, уточняли маршруты, прорисованные, как под кальку…

Оказывалось, что все люди вокруг, так или иначе, уже были с «Айсбергом» связаны, уже карабкались по его серым плитам все выше и выше к Солнцу, замирая и жмурясь в его слепящих лучах…

И мой отец, в свои бесшабашные 23, ездил сюда к какой-то «чувихе», величая «Айсберг» «Клондайком»…

Плюс 18, и моя «абитура», недостающий балл, который почему-то не расстроил, и на другой конец Москвы, строго на восток, и вновь «приемная комиссия», и фурор, произведенный на экзамене по математике, и черноволосая нимфа, сидящая прямо передо мной в тесной лекционной зале.

-И откуда приезжают такие красивые девушки? – мой вопрос все решил.

Один вопрос плюс один «трояк» по химии равняется «Айсберг».
.................... )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Дни тянулись бесконечно счастливые, наполненные радостным предвкушением чудесных даров, как это бывает лишь в детстве, вечером 31 декабря…

За окнами Айсберга завывала метель, а нам было так уютно в желтом свете электрических ламп кельи 722. Февраль все не кончался…

Герлы из 627 (мне нравилось повторять про себя: «шесть-два-семь») притаскивали нам то ткемали, то ряженку, то зеленую бутыль «Киндзмараули». Вино мы не пили, но причащались – на шумную компанию выходило по 83 капли…

«Выкрутив» бутыль над голубой чашкой, Карина соорудила из тары подсвечник. И теперь можно было наблюдать, как бутылка покрывается дрожащими дорожками восковых слез…

Старенький «ундервуд» кельи 722 стрекотал день-деньской. Моо перепечатывал стихи набело, тут же правил и зачитывал нам, пряча улыбку. Он работал фанатично, засиживаясь до 4 утра, словно его книгу уже ждали в лучшей типографии.

Утром его было не добудиться. Лишь в полдень мы выползали под искусственный свет Зимнего сада, слонялись сомнамбулами среди пальм и лениво поднимались в кофейню. Тут уж Моо оживал, требовал от нас экспромтов, каламбуров, анекдотов:

-Что великого Вы сделали, пока я спал? – вопрошал он совершенно серьезно.

И нам приходилось рассказывать.
Катулл писал лирические баллады, у меня отчего-то выходило все мрачно и со стебом.

Моо готов был разбирать каждую строчку, словно от наших куцых попыток, и правда, зависела судьба мира, не меньше.

Однажды, он велел нам написать экспромт на заданную тему. Моо просто ткнул пальцем в толпу на балконе кофейни и темой стал «Володя №2» - тот самый щеголеватый господин, молчаливым демоном обозревающий Зимний сад Айсберга…

Делать нечего, пришлось писать. Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Жизнь шла своим чередом. Мы обрастали знакомыми и приятелями, дверь в нашу келью почти никогда не закрывалась.

Агнесса когда-то сказала, что сутки в Айсберге продолжаются до 3 часов ночи, а то, что после трех, именуется словом «поздно». В 722 мы изжили такое неудобство. Катулл сделал открытие, что день может продолжаться бесконечно, если мы не ложимся спать, и несколько раз мы растягивали сутки до 48 часов.

Да и как тут уснуть, если к нам все время кто-то приходил, заглядывал, стучался…

Больше всего посетителей было у Моо. С первых же дней в Айсберге к нему приходили однокашники из Мипы - «товарищи революционеры», как он их называл. Моо дипломатично уводил гостей в кофейню и вел с ними переговоры на нейтральной территории. На исходе второй недели к Моо стали являться местные.

Называли его то «Моу», то «Моро», или совсем уже нагло: «Где ваш парень Море?».
Моо охотно принимал всех, но визитеры смущались и уводили его в «целовальник». Моо возвращался с книгами и с деньгами.

-Чего им надо? – переживал Катулл.
-Переводы! – разводил руками Моо. – Увы, не стихи!
-Сложные? – интересовались мы.
-Ой, отстаньте! – смеялся Моо, - 20 минут и вся любовь. Как в том анекдоте про Сусанина.
-Рассказывай! – требовали мы.

Моо вышел в центр гостиной, рискуя сшибить наш «круглый стол», оглядел нас строгим взором и задушевно-советской интонацией поведал:

«Форест, форест, форест.
Из зе мит из де форест Иван Сусанин из.
Немецка-Фашистская Гадина гоу ту Моска.
-Вери из Моска? - Немецка-фашистская Гадина АСКС.
-Ай донт кнов! - Иван Сусанин ансенс.

-Вери из Моска? - Немецка-фашистская Гадина АСКС.
-Ай донт кнов! - Иван Сусанин ансенс.

Фае! Фае! Фае!

Иван Сусанин ис ХИРО Зовет Юнион!».


-«Немецка-Фашистская Гадина гоу ту Моска!» - это просто прекрасно! – заявил Катулл.
-Вот-вот, - согласился Моо, - Таковы и тексты из наших «букварей». Тоска смертная. Но каждая моя минута дорога… - загадочно улыбался Моо и шел переводить заказы.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Целые сутки жители кельи 722 наслаждались тишиной, покоем и «отсутствием опеки», как сказал Моо.

Катулл воодушевленно взялся приводить в порядок кимоно, в котором 3 раза в неделю постигал основы стиля «пьяной обезьяны». Мы с Моо часами сидели в кофейне, обложившись черновиками.

-Думаешь, она больше не придет? – только тут в кофейне, без наших влюбленных товарищей, рискую я задать вопрос.
- Держи карман шире! – показал мне дулю Моо, - Она станет засылать гонцов, наблюдателей за наблюдающими и иже с ними! Зуб даю!

-А Юрик переживает…
-А Катулл оживает! Еще вопрос, что лучше.

После ухода Агнессы, Юрик с удвоенной силой взялся за свои снимки. Всегда вежливый со всеми, теперь он стал неестественно предусмотрительным, услужливым, улыбчивым.

-Юрик сам себя возвел в квадрат, - заметил перемены Моо, - Юноша с приставкой «чересчур».

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Не прошло и недели, как наша жизнь в келье 722 окончательно устаканилась.

Если нас и раздражало что-то, так это необходимость покидать дом. Как ни странно, но келья 722 за несколько дней стала нашим домом. Засиживаясь допоздна, мы сочиняли стихи, читали, спорили и строили утопические планы о создании благоразумного жилища, которое будет самостоятельно уничтожать мусор, регулярно подавать пищу, книги, чернила и бумагу через несколько огромных трубопроводов прямо к столу.

-Еще сигареты, - напомнил Катулл так, словно в силах Моо было сейчас же на веки вечные сформировать нашу заявку мирозданию.
-Ага, и пиво! – добавил Юрик.

…Каждый вечер, как по расписанию, к нам заходила Агнесса.

-«Красотка Агнесса дозором обходит владенья свои», - сообщал нам Моо, едва заслышав стук ее каблучков в коридоре.

Он тут же уходил в аппендикс Вени и замолкал над рукописью. Юрик спешно причесывал свою сивую челку, и расправлял покрывало на диване. А Катулл… Катулл каменел на стуле, приговоренным на съедение кроликом.

Агнесса входила, благоухая духами, шурша складками платья, улыбаясь всем сразу, и каждому жителю 722 персонально. Ласки она делила равными дозами, обходя нас по очереди: взъерошивала челку Юрику, хлопала по плечу Катулла, что-нибудь шептала на ухо мне, ненароком укладывая в мою ладонь длинный темный локон…

В который раз мне приходила мысль, как щедро наградила ее красотой природа: черные брови, карие глаза с пушистыми ресницами, нежная кожа. Ей не нужны были все эти женские штучки, примочки и притирки. И она это знала, изредка подкрашивая только губы.

Агнесса спрашивала про наши успехи, только что не просила на подпись дневник. Юрик пытался хохмить, назначал ей свидание в Третьяковке, но Агнесса упорно его не понимала, ссылалась на занятость, и снова подсаживалась к мрачному Катуллу, брала его под руку:

-Что же ты молчишь, маленький мой? Ты скучал? Признавайся!
Он заливался краской и отвечал что-то невпопад.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Хмурые серые дни февраля мы проводили под яркими огнями кофейни, неспешно беседовали, травили байки, наблюдали за людьми. Нам нравилось придумывать окружающим биографии, интересы и судьбы. Самым замечательным в этой игре было то, что мы могли себя проверить – в Айсберге все, так или иначе, знали друг друга.

Катулл окончательно забил на учебу, и теперь неотступно ходил за Моо, как за старшим братом.
Юрик, сперва активно участвующий в нашей игре, постепенно выдохся и заскучал. Он все чаще сидел за столом с отсутствующим видом, или свешивался с балкона, высматривая кого-то в зимнем саду Айсберга.

На очередное заседание нашего «клуба», Юрик являлся в куртке, он пил с нами кофе и ехал на занятия.
-Катулл, поехали на факультет, - звал Юрик.
-Да ну, не поеду!
-Поехали! – настаивал Юрик, - Харе штаны просиживать! Сегодня «Принципы компечати», тебе «эн» поставят…
-Да брось, - отмахивался Катулл, – что там делать?
-Ты сдавать не собираешься?
-Начало семестра, старик, - влезли в разговор мы с Моо, - Сдаст как-нибудь… Конспект можно переписать…
-Какой конспект! – Юрик едва не сплюнул на пол, - Там надо сидеть, понимаете, сидеть! От звонка до звонка! Присутствовать!
-Ааа! – хлопнул себя по лбу Моо, - Надо штаны просиживать! И как я не догадался!

читать дальше! )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Последующие дни мы с Моо, под руководством Катулла, изучали Айсберг.

-Мы должны прочесать захваченный плацдарм и составить подробное описание местной флоры и фауны, - говорил Моо и посмеивался, - Кстати, где мой «ундервуд»?

-Пойдем изучать аборигенов, будет и ундервуд, - приглашал Катулл.

Но Моо наотрез отказывался наносить визиты аборигенам, закатывал глаза и поминал недобрым словом Агнессу. И все же Катулл исхитрился заманить нас в гости «к герлам», которые одолжили ту самую пишущую машинку из 722, так необходимую Моо.

-Согласен не грубить ровно пять минут, - мрачно предупредил Моо под дверью с номером 627 и скроил такую свирепую рожу, хоть плачь.
читать дальше! )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

-Моо! Оставайся с нами! – повторил Катулл, когда мы перестали хохотать.
-Очень надо! - огрызнулся Моо.
-Тебя же из Мипы «ушли»…

-«Ушли», - подтвердил Моо, - Но из одного хомута в другой нырять – увольте!

-Во дает! – фыркнул Юрик, - Только ща говорил, что тут «Все вольностью дышало», и уже забыл!
-Не фига я не забыл. Это на Айсберге… - Моо поднял указательный палец в потолок, – воля, а здесь…– тут он повернул большой палец к полу, - в келье 722 господствует тирания!

-О, как загнул! – всплеснул руками Юрик, - Тирания!

-Да, - кивнул Моо и принялся сминать бумажный мундштук папиросы, - Я от мамы ушел, я от папы ушел, я от Мипы ушел, а уж от «Лисички» и подавно уйду.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Итак, Агнесса Юльевна, хорошенькая девушка 18 лет, повела нас с Моо наносить визиты.

-Куда идем? – спросили мы.
-Навестим Андрюшечку! Это один мой дружочек, - ответила Агнесса, и принялась в пугающих подробностях рассказывать еще про одного своего знакомого, а потом еще, и еще.

Деепричастные обороты карабкались друг на друга и множились, лишая нас с Моо всех вербальных навыков, а «Андрючечки-Игорюшечки» все пребывали и пребывали. И каждый был непременно «лапочка» и «дружочек» - мне представлялся деревенский потрепанный пес, что подобострастно стелется по земле, виляя всеми частями тела разом, дабы завоевать твое расположение…

«Ну, как ты, дружочек?» - ласково окликнула в коридоре Агнесса Юльевна очередного пажа, и «дружочек» был готов служить и плясать на задних лапках без всякого сахара.

На Моо было жутко смотреть! Он уже напоминал хмельного пирата, дурашливо подмигивал мне, словно ждал, когда же Агнесса назовет «дружочком» и его.
Но Моо, надо отдать должно Агнессе, так и оставался «Моо», без «рюшечек».

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

Агнесса медленно и красиво процокала каблучками к выходу, но вдруг окликнула Веню:

-Ну, что решаем, Венечка? Нужны Вам такие беспокойные постояльцы, или мне искать для них другую келью? – и, не дожидаясь ответа, весьма довольная собой, она скрылась за дверью.


-Нет, я этого не вынесу, - с притворным драматизмом воскликнул Моо, выбрасывая руки вслед за Агнессой, словно пытаясь погладить ее тень, и тут же прижимая их к сердцу, и в следующий же миг закрывая ладонями глаза, - Она ушла, как жить дальше!... А компот? – вопросил он с таким возмущением, что все расхохотались.

-Где тут у вас кормят? – поинтересовался Моо, - Я, конечно, Робин Гуд, Дон Кихот, «починяю примуса», привожу рукописи… - тут он на полуслове ринулся к входной двери и тут же выволок на центр «гостиной» мой клетчатый чемоданчик, забытый в «Мипе» на антресолях, - Но рано или поздно даже мне охота заморить червячка! – Закончил Моо наконец свою речь и вытер со лба несуществующий пот.

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь

-Вот только не надо! – резко перебил ее Моо, из расхристанного морячка превращаясь в подтянутого строгого боцмана.
-Чего не надо? – ужаснулся Веня.
-Вот не надо лажу гнать! – строго сказал Моо, - Это не МИПТ, это «Мипа» и всё. А до МИПТа этому «заведению» еще лет 200 расти. Как-нибудь расскажу Вам, как и за что нас «ушли». А нынче не будем омрачать день знакомства…

-Мипа… - задумчиво произнес Катулл, - Это от слова «липа»?

Читать дальше )
serebryakovaa: (Все братья-сестры)
Начало Здесь
…Рано утром в 722 вошли горластые люди. Они осмотрели комнату на предмет пожарной безопасности, пожурили нас за электроплиту, которая стояла на самом видном месте, и поспешно удалились. Мы даже не успели испугаться.

«А что это за шаги такие на лестнице?» - «А это нас арестовывать идут…» - сказал самому себе Катулл и накрыл голову подушкой, всем своим видом показывая, что планирует спать и дальше.

Но тут дверь снова распахнулась и в «келью 722» вошел бойкий молодой человек в спортивном костюме.
-Здорово, «вечно живые»! – ехидно бросил он.
-От полумертвого слышу, - откликнулся Катулл.
-Кстати, наш Кроликов не объявлялся? – тут же спросил «полумертвый» визитер и включил верхний свет.
-Ой, Веня, я тя умоляю! – Катулл приоткрыл один глаз и снова зажмурился, - Чё ты с самого утра устраиваешь допросы? Мертвые не приходят среди года. Не в их это стиле…

Читать дальше )

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit