serebryakovaa: (Default)

ВДНХ. Москва. 0.07.2011.
ВДНХ. Москва. 0.07.2011.

serebryakovaa: (Default)
(Городские зарисовки 2001-2003)
***
Женщина несла в руке прозрачный пластиковый пакет с яблоками. Казалось, что над асфальтом, параллельно ее движению парят зеленые шары.

***
Костел св. Людовика в Москве. Идет дневная служба. На скамье передо мной мальчишка - «Том Сойер» ерзает, встряхивает вихрастой головой и вздыхает, ловит пылинки, заставляет себя слушать, снова отвлекается, грызет ногти…
Когда падре приступил к освящению «плоти и крови» Спасителя, мальчишка, умирающий с тоски, вдруг смачно выплюнул кусочек ноготка…

***
Синие пластиковые пакеты, набитые листвой, стоят на плешивых газонах, как камни из Сада Рёандзи.

***
Я возвращалась домой с покупками. В полупрозрачном пакете покоились три внушительные сардельки. Три таксиста у пешеходного перехода, помрачнели инстинктивно разновозрастными лицами, наблюдая мое приближение в огненно-красном, и мою дикую ношу. Поделилась с подругой.

Она в ответ смеется:
- А я в 90-е как-то по случаю «достала» бычьи хвосты.
Знакомые предложили, я согласилась не думая, что за хвосты, какие они: большие они или маленькие. Только сумку с собой захватила и помчалась хвосты забирать. А они, заразы, ооогроменные, в сумку не умещаются.
А куда деваться? потащилась я через весь город с хвостами домой.
Вот представь, меня – метр с кепкой с холщовой окровавленной сумкой в руке, из которой топорщатся бычьи хвосты! Мужики бледнели и шарахались.
serebryakovaa: (Default)
Вместо эпиграфа:
Москва – город с тысячью карманов, где заваляться может целая эпоха


Москва, Ленинский проспект дом 11.
Москва, Ленинский проспект дом 11.
Табличка на здании.
Табличка на здании.
Арка и ворота. Ленинский дом 11.
Арка и ворота. Ленинский дом 11.
Фонарь. Ленинский, дом 11.
Фонарь. Ленинский, дом 11.



Хороши ворота! А за воротами - арка и вот такой замечательный огроменный фонарь!
Дом № 11 — Жилой дом (1940—1949, арх. И. В. Жолтовский). В 1950 году, за создание этого дома архитекторам И. Жолтовскому, Г. Захарову и 3. Чернышевой была присуждена Сталинская премия.
http://www.sovarch.ru/catalog/object/330/
serebryakovaa: (Default)
В недавно опубликованном рассказе «Свидание» героиня приезжает к Маяку, и ждет у Белого камня.
Рекомендую всем взглянуть на это место: Станция Маяковская

А здесь те самые, великолепные мозаики Александра Дайнеки с романтичным названием Сутки Страны Советов

Да-да, журнал «Арбуз» существует!
serebryakovaa: (Default)
Начало Здесь

***
Ей нравились праздные туристы, визг снующих возле Маяка мальчишек, и выкрики газетчика. Ей нравилась Куколка – точная копия ММ, словно сошедшая с экрана черно-белого фильма. Сходство усиливало чайного оттенка стекло витрины, за которым Куколка раскладывала розы, резеду и герберы – самые обычные цветы в прозрачных шуршащих обертках.
Ей казалось, что ее ожидание, наполненное, лишь ей одной понятным смыслом, сделало и их жизни интересней и значимей. Все обитатели площади перед Белым камнем приветствовали ее, но она лишь улыбалась в ответ, и никогда не отвечала. Она проводила у камня 17 минут и уходила, заряженная любопытством окружающих на целую неделю. Она знала, что Суженый почувствует ее зов и придет. Она улыбалась и никуда не спешила.

Разоблачений она не страшилась. Квейк по выходным торчал в литературном клубе, что было равнозначно полету на Марс. Все же прочие, столкнись они с ней нос к носу, ни за что не узнали бы ее, как в один прекрасный день не возжелала узнать Одри, заставшая ее, посланную с рукописью на другой конец города, в дорогом дамском магазине…

Вечером она убирала шелковое платье в темный шифоньер и расчесывала мокрой щеткой спирали волос. День был закончен. В запасе оставалось воскресенье, чтобы вернуться к размеренной жизни, со шпильками, стягивающими прямые длинные волосы в строгий узел, с негромким стрекотом клавиатуры, с убористыми колонками «Плотника» и неизменным грейпфрутом на десерт.

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Все началось с желания пересчитать все эти арки, выйти на минутку из душного вагона и пересчитать. Любопытство, и только. И однажды, неожиданно для самой себя, она задумчиво проговорила вслух:
-Интересно, все-таки, а сколько же там их?
-Кого? – тут же отозвался курьер.
-Арок, - смутившись, призналась она, - сколько арок на Маяке? Мне почему-то так интересно это узнать!
-И давно? – поинтересовался Квейк, взглянув на нее поверх очков. - Давно тебя тянет арки пересчитывать? И с чего вдруг?
-Езжу мимо Маяка, смотрю в окно: арки, которые никуда не ведут, Белый камень, у которого назначают свидания. – Неохотно пояснила она. - Вот и стало интересно, почему так много арок, и сколько их всего.
-Опасные симптомы! – с притворной строгостью констатировал Квейк, - «Синдром навязчивых состояний».
-А чем это опасно? – заинтересовалась секретарша Люся.
-Вначале пересчитаешь арки, потом начнешь считать пуговки, или кнопки лифта, и покоя тебе не будет, пока все не пересчитаешь… - Квейк откинулся на спинку стула и поднял очки на лоб. - Дед мне рассказывал, у них в клинике девочка была, так она разговаривать не начинала, пока все горошки на платьице не пересчитает. Тогда в моде была ткань в горошек… - и Квейк ударился в воспоминания.
Как всегда, в таком случае, лицо его покрылось легким румянцем, а в голосе затрепетало едва неуловимое чувственное волнение. Он говорил красиво и доходчиво. Все репортеры замерли на своих местах, боясь пропустить хоть слово, и начисто забыв о Маяке.

…Квейк любил рассказывать о своих предках, о том, что появился на свет благодаря DOS-атаке на ЖЖ: «Мой прапрадед так соскучился по своей виртуальной собеседнице, что вышел в реал и поехал искать ее в Приморье, так они и поженились…».
С этой фразы начинались многие байки Квейка. Хотя точно никто в редакции не знал, о какой именно атаке шла речь, об атаке 2017 или 2011, или даже 2032 года, или той, что вошла в историю, как Последняя, с которой и начиналась «Эра архивов».

Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] cocomera at Открытки из прошлого
Как я уже писала, в минувший четверг, 10 марта, в Гагаринском переулке мною была найдена пачка открыток (40 штук). Возможно, они для кого-то представляют большую ценность, и посему я хочу попробовать найти тех людей, которым в далекие уже 1950-е – 1960-е были адресованы эти открытки, ну или их потомков.
Все открытки отправлены из Лондона в 1957-1961, 1963 годах. Адресатом значится семья Гришиных, проживающих по адресу: Москва, Арбат, д.53, кв. 5



Под катом некоторые данные, которые, возможно, могут чем-то помочь, и сканы еще четырех открыток с расшифровкой.

смотреть и читать дальше --> )



!внимание! Вы считаете, что я занимаюсь ерундой, что открытки были выброшены умышленно – ваше право, но прошу об этом в комментариях не писать, ибо я в курсе, что есть некоторое количество людей думающих именно так. Я же исхожу из того, что нормальные люди историю своей семьи не выбрасывают, а вот банально потерять/выронить/забыть что-то можно запросто. Поэтому, прежде всего, жду комментариев от тех, кто готов помочь мне в поисках, жду идей, где и как можно этих людей поискать. Спасибо за понимание.

serebryakovaa: (Default)
Дважды моя жизнь кардинально менялась, и всякий раз это происходило с 13 на 14 февраля.

Первый раз это произошло в 1989 году (когда-нибудь допишу роман об этом), а второй раз в 2004.
Ровно семь лет назад, в 2004 году, в середине февраля, я познакомилась с моим мужем.
Я сидела на работе допоздна, ностальгировала о красотах северных, полезла в сеть искать информацию, картинки, знакомых, затем пошла по ссылкам, нашла какой-то странный чат, где все беседовали стихами…
(как оказалось, этот стихотворный вечер был исключением из общего правила – Судьба усиленно подавала мне знаки)…
В чате я пересеклась с одним виртуальным собеседником. 13 февраля 2004 года мы созвонились. Знаете, поговорить, это почти увидеть!
14 февраля решили встретиться. С тех пор не расставались.

И сегодня я хочу признаться:

«Со мной никогда не случалось ничего лучше тебя».
Дима, мои лучшие рассказы появились только благодаря тебе!
Спасибо тебе за поддержку, за твою силу, за то, что ты нашел меня!

***
Помните, как в фильме «Влюблен по собственному желанию» герои сидят за столиком в кафе, делают заказ, и героиня говорила:
-Я считаю, что самое важное в жизни это – любить!
А ей официантка говорит устало:
-Того же самого!
-Что?!
-Говорю, любить того же самого, кто тебя любит! – с досадой поясняет официантка.
-А разве бывает иначе? – изумляется влюбленная героиня.
-Эх, молодая еще… - махает рукой официантка.
***

Я желаю всем Вам как можно дольше оставаться молодыми, не стареть душой!

Может быть, Вы захотите вспомнить эти рассказы:
«Абсолют понимания»
«Радуга за пыльным стеклом»
«Усмешка Бога»

***
И на сладкое маленькая московская зарисовочка:

Москва, конец 80-х. Троллейбус. Мы с подружкой едем от Сокольников в центр. Уступили пожилой даме место, она царственно кивнула и неспешно села у окна. Подчеркиваю, это была не тетка, не бабулька, а дама, несмотря на свой преклонный возраст и трость в руках. Спина прямая, одежда безукоризненно отутюжена, подведенные брови и губы, шляпка, перчатки… - я невольно ею залюбовалась.

И когда мы стали пробираться к выходу, дама вдруг зацепила меня своей тростью легонько, преградила мне путь и поманила к себе легким движением руки.

Я наклонилась к ней.
-За такую услугу не говорят «Спасибо!» - улыбнулась она мне, и добавила с чувством, -
-Так будьте же любимы!
Сколько лет прошло… По сей день я помню ее голос.

Так будьте же любимы! Взаимно.
serebryakovaa: (Default)
Посвящаю [livejournal.com profile] cocomera журналу и человеку

(сказка для взрослых)
Есть такая замечательная детская пластинка «Алиса в Стране Чудес» по сказке Льюиса Кэрролла.
Пластинку выпустила фирма «Мелодия» в 1976 году. Инсценировщик О. Герасимов, композитор Е. Геворгян, автор перевода И. Демурова создали удивительной красоты постановку, наполненную невероятными чудесами. Голоса непревзойденных актеров – Вс. Абдулова, Вс. Шиловского, К. Румяновой, Е. Ханаевой и других заставляют слушателей не просто представить себе все, что происходит в сказке, а стать настоящими участниками событий. В звуковом варианте такой необычной по стилю сказки, как "Алиса в стране чудес", роль музыки очень велика. Не будь музыки, сказка эта, лишь словесно "разыгранная" актерами, несомненно, многое утеряла бы в выражении своей сути, утеряла бы тонкую, загадочную поэтичность, составляющую ее особое очарование. Песни (точнее слова и мелодии песен) сочинил известный актер Московского театра на Таганке Владимир Высоцкий.

Предание гласит, что работа над пластинкой велась в стенах киностудии «Союзмультфильм», в самом центре столицы. Создатели диско-сказки всерьез переживали, что же ждет «Алису», какой будет ее «жизнь». В те далекие времена само участие в записи или съемке Высоцкого ставило существование проекта под угрозу: пластинку могли попросту запретить, услышать в «чудесатом» сказочном тексте что-нибудь антисоветское.
И вот среди общего волнения внезапно прошел слух, что автор «Алисы» Льюис Кэрролл не только бывал в Москве, но и останавливался именно в том самом здании, где ныне создавалась «Алиса».
-В доме и стены помогают! – решили актеры, - Все будет в порядке с «Алисой»!
И они оказались правы. «Алиса» радовала многие поколения детей в СССР. И по сей день эту диско-сказку нельзя назвать устаревшей. Нынешние дети с удовольствием слушают эту дивную сказку, поют замечательные песни Владимира Высоцкого.
К сожалению, сегодня эксклюзивные права на тиражирование и распространение этой фонограммы на территории РФ имеет фирма "1С" (Чем дальше, тем «чудесатее», как сказала бы сама Алиса).

Позволю себе несколько цитат из Интернета:
«Почти все знают Владимира Высоцкого, как актера и барда. Многим он знаком как почти состоявшийся писатель («Роман о девочках», «Опаленные зоной» и др.). Но не многие помнят его – как детского поэта–песенника.... В 1976 году фирма «Мелодия» выпустила пробный тираж (два диска) детской сказки «Алиса в Стране Чудес». Сказку написал - Льюис Кэрролл, перевела - Н. Демурова, слова и мелодии песен сочинил Владимир Высоцкий. Тираж разошелся в одночасье. В последствии «Мелодия» трижды переиздавала запись, и всегда с неизбежным успехом. И дело было даже не в том, что ее автором и композитором был опальный актер театра «На Таганке», исполнивший, кстати, и ряд ролей и песен в сказке, но главным образом потому, что его сказка была востребована главным слушателем – детьми конца 70-х…»
http://getalbums.ru/2007/05/21/slova_i_melodii_pesen__vladimir_vysockijj__detskaja_skazka_alisa_v_strane_chudes_2_cd_melodija_s19766988.html

«В этом году киностудия «Союзмультфильм», которая была образована 10 июня 1936 года, отметила свое 74-летие. … Киностудия занимает здание, которое находится в зоне «золотой мили» Москвы, на Долгоруковской улице, в ста метрах от метро «Новослободская». Ни здание, ни прилегающая к нему территория официально не являются его собственностью. В XV веке здесь, в Новой Слободе, был построен один из первых каменных соборов. После эвакуации из Самарканда в мае 1945 года его и занял «Союзмультфильм». Сейчас во владение этим лакомым куском московской земли пытается вступить компания «Русские отели», но ей противостоит Русская православная Церковь. А киностудия находится в «подвешенном состоянии»….»
http://rus.625-net.ru/cinema/2006/04/souz.htm

«В июле-августе 1867 г. Чарльз Латуидж Доджсон (1832-1898), более известный под псевдонимом Льюис Кэрролл, по приглашению своего друга и коллеги Генри Парри Лиддона (1829-1890) совершил вместе с ним поездку в Россию. Это путешествие было предпринято не из одного лишь желания повидать далекую и в те годы мало известную в Англии страну. Оно имело целью установление более тесных связей между Англиканской и Русской православной церквами и было приурочено к пятидесятилетию пастырского служения главы Русской православной церкви, митрополита Московского Филарета, которое праздновалось 17 августа в Троице-Сергиевой лавре и широко отмечалось по всей России. И Доджсон, и Лиддон были священнослужителями, и сторонниками «объединения» Восточной и Западной церквей, которое широко обсуждалось в те годы как на Западе, так и в России. Лиддон вез рекомендательное письмо к митрополиту Филарету от влиятельного деятеля Англиканской церкви епископа Оксфордского Сэмуэла Уилберфорса (1805-1873), которого близко знал и Доджсон. Были у них и письма к другим видным россиянам, лицам церковным и светским. К сожалению, в жаркую летнюю пору они мало кого застали в городе. Зато с митрополитом Филаретом встреча состоялась (в Троице-Сергиевой лавре 12 августа 1867 года, за несколько дней до празднования юбилея) и произвела на обоих англичан глубокое впечатление. Об этом они писали в своих дневниках и в письмах домой, в частности Сэмуэлу Уилберфорсу…»
По материалам
http://magazines.russ.ru/inostran/2007/12/ke20.html
http://nnm-club.ru/forum/viewtopic.php?t=2131
serebryakovaa: (Default)
Перевод Нины Демуровой
(продолжение)
5 августа (понедельник)
День посвятили осмотру города. Встали в 5 и отправились к 6-часовой службе в Петровском монастыре; по случаю годовщины освящения храма служба была особенно торжественной. Музыка и вся обстановка были чрезвычайно красивы, но служба оставалась во многом мне непонятной. Присутствовал епископ Леонид, которому принадлежала главная роль в обряде Причастия; причащали всего одного ребенка, а более - никого. Мы с интересом наблюдали, как по окончании службы епископ, сняв перед алтарем роскошное облачение, вышел в простой черной рясе, как толпились на его пути люди, чтобы поцеловать ему руку.
После завтрака, когда стало ясно, что дождь зарядил надолго, мы решили заняться осмотром интерьеров; то, что мы увидели, описать словами невозможно. Мы начали с храма Василия Блаженного, который внутри так же причудлив (почти фантастичен), как снаружи; гид там самый отвратительный из всех, с кем мне когда-либо приходилось иметь дело. Его первоначальный замысел состоял в том, чтобы прогнать нас сквозь храм со скоростью 4 миль в час. Увидев, что это не удается, он принялся греметь ключами, топтаться на месте и шаркать ногами, громко петь и бранить нас по-русски, словом, только что не тащил нас за шиворот дальше. Прибегнув к простому упрямству и удобной глухоте, мы все же умудрились сравнительно спокойно осмотреть эту церковь, или, вернее, группу церквей, расположившихся под одной кровлей. У каждой из них свои особенности, но общими для всех являются позлащенные врата и живописные фрески, покрывающие все стены и уходящие высоко в купол.
Потом мы отправились в Оружейную палату, где осматривали троны, короны и драгоценности до тех пор, пока в глазах у нас не зарябило от них, словно от ежевики. Некоторые троны и прочее были буквально усыпаны жемчугом, будто каплями дождя.
Затем нам показали такой дворец, после которого все другие дворцы должны казаться тесными и неказистыми. Я измерил шагами один из приемных покоев - в нем оказалось 80 ярдов в длину и не менее 25 или, пожалуй, 30 в ширину. Таких покоев мы видели, по меньшей мере, 2, а кроме того, еще множество других просторных залов - все высокие, изысканно убранные, от паркета из атласного дерева и прочих пород до расписных потолков, всюду позолота - в жилых комнатах стены обтянуты шелком или атласом вместо обоев, - и все обставлено и убрано так, словно богатство их владельцев не имеет границ. Потом мы отправились в ризницу, где, помимо неслыханных сокровищ - богато расшитых жемчугом и драгоценными камнями риз, распятий и икон, - хранятся три огромных серебряных котла, в которых приготовляют елей, употребляемый при крещении и прочих обрядах, и рассылают по шестнадцати епархиям… После обеда мы заехали, как договорились, к мистеру Пенни и отправились вместе с ним на русское венчание - чрезвычайно интересная церемония.
Перед началом службы большой хор из собора исполнил пространное и красивое песнопение - и дьякон (из Успенской церкви) великолепным басом прочитал нараспев некоторые части литургии, понемногу повышая голос (я бы сказал, если только это возможно, каждый раз на полтона) и увеличивая при этом звук, пока последняя нота не прозвучала под сводами так, словно ее пропел многоголосый хор. Я и не представлял, что один голос может произвести такой эффект.
Одна часть церемонии - возложение венцов - показалась мне едва ли не гротеском. Принесли две великолепные золотые короны, которыми священник сначала помахал перед женихом и невестой, а потом возложил им на головы - вернее, на голову бедного жениха; на невесту, чьи волосы были предусмотрительно уложены в весьма сложную прическу с кружевной фатой, надеть венец было невозможно; дружка держал его у нее над головой. Жених, в строгом вечернем платье, со свечой в руках, увенчанный, словно царь, короной, с покорным и грустным выражением лица, выглядел бы жалко, если бы не был столь смешон. Когда все гости разошлись, священник пригласил нас осмотреть восточную часть храма, находящуюся за золотыми вратами, и, наконец, распрощался, крепко пожав нам руки и наградив "поцелуем мира", которого удостоился и я, хотя был в светском платье. Остальную часть вечера мы провели с нашими друзьями, мистером и миссис Пенни.
По материалам сайта http://magazines.russ.ru/inostran/2007/12/ke20.html
serebryakovaa: (Default)
[livejournal.com profile] kaplly журналу и человеку

Вспомнила давнюю поездку на трамвае №39 в Москве.
Дело было в 1990 году. Зима. Синие сумерки. Ранее морозное утро. Подходит заиндевелый трамвай к остановке. Еле-еле я втискиваюсь в салон в заледеневшей на ветру одежде, сама хрупкая, как сосулька, опускаюсь с хрустом на ледяное сидение. В вагоне пассажиров мало, между собой они не разговаривают, молчат, все почему-то улыбаются… А на весь салон раздается приятный мужской голос…
В этом трамвае был необычный вагоновожатый - он устроил для пассажиров настоящую экскурсию по городу. С какой теплотой он рассказывал о каждом доме на своем маршруте, о том, что находится по соседству, как пересесть на иной вид транспорта, не передать!
И все это с неизменным добавлением: "Товарищи пассажиры! Не забывайте приобретать и компостировать билетики! у водителя можно приобрести билеты, по одному или "книжечку". Сдача есть!"
Не просто дяденька-пенсионер, а настоящий краевед, задушевный собеседник, учтивый, внимательный, красноречивый, но при этом ненавязчивый.
Ах, ты ж, мать честная! Моя остановка! Чуть не пропустила! Как жаль было выходить!...
Над Москвой вставало косматое алое Солнце…

Творец! Сколько же лет прошло, а часто "сажусь" мысленно в тот трамвай.


Как прокатиться на 39 трамвае писала здесь: http://serebryakovaa.livejournal.com/10822.html
serebryakovaa: (Default)
«…Тут почему-то Алиса и Королева бросились бежать.
Позже, когда Алиса размышляла об этом дне, она никак не могла понять, как это случилось: она только помнила, что они бежали, крепко взявшись за руки, и Королева так неслась вперед, что Алиса едва за ней поспевала, но Королева все время только кричала:
- Быстрее! Быстрее!
Алиса чувствовала, что быстрее бежать она не может, но она задыхалась и не могла этого сказать.
Самое удивительное было то, что деревья не бежали, как следовало ожидать, им навстречу; как ни стремительно неслись Алиса и Королева, они не оставляли их позади.
Королева, видно, прочла ее мысли.
- Быстрее! Быстрее! - закричала она. - Не разговаривай!
Но Алиса и не думала разговаривать. Ей уже казалось, что она никогда в жизни не сможет больше произнести ни слова, так она задыхалась, а Королева все кричала:
- Быстрее! Быстрее!
И тянула ее за руку.
- Далеко еще? - с трудом вымолвила, наконец, Алиса.
- Не еще, а уже! - ответила Королева. - Мы пробежали мимо десять минут назад! Быстрее!
И снова они неслись со всех ног, так что только ветер свистел у Алисы в ушах. Того и гляди сорвет с головы все волосы, подумалось Алисе.
- А ну, давай! - кричала Королева. - Еще быстрее!
И они помчались так быстро, что, казалось, скользили по воздуху, вовсе не касаясь земли ногами, пока, наконец, когда Алиса совсем уже выбилась из сил, они внезапно не остановились, и Алиса увидела, что сидит на земле и никак не может отдышаться.
Королева прислонила ее к дереву и сказала ласково:
- А теперь можешь немного отдохнуть!
Алиса в изумлении огляделась.
- Что это? - спросила она. - Мы так и остались под этим деревом! Неужели мы не стронулись с места ни на шаг?
- Ну, конечно, нет, - ответила Королева. - А ты чего хотела?
- У нас, - сказала Алиса, с трудом переводя дух, - когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.
- Какая медлительная страна! - сказала Королева. - Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!...»

Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»
serebryakovaa: (Default)
Передо мной счет трактира Тестова в тридцать шесть рублей с погашенной маркой и распиской в получении денег и подписями: "В. Далматов и О. Григорович". Число - 25 мая. Год не поставлен, но, кажется, 1897 - й или 1898 - й. Проездом из Петербурга зашли ко мне мой старый товарищ по сцене В. П. Далматов и его друг О. П. Григорович, известный инженер, москвич. Мы пошли к Тестову пообедать по - московски. В левой зале нас встречает патриарх половых, справивший сорокалетний юбилей, Кузьма Павлович.
- Пожалуйте, Владимир Алексеевич, за пастуховский стол! Николай Иванович вчера уехал на Волгу рыбу ловить.
Садимся за средний стол, десяток лет занимаемый редактором "Московского листка" Пастуховым. В белоснежной рубахе, с бородой и головой чуть не белее рубахи, замер пред нами в выжидательной позе Кузьма, успевший что - то шепнуть двум подручным мальчуганам - половым.
- Ну - с, Кузьма Павлович, мы угощаем знаменитого артиста! Сооруди сперва водочки... К закуске чтобы банки да подносы, а не кот наплакал.
- Слушаю - с.
- А теперь сказывай, чем угостишь.
- Балычок получен с Дона... Янтаристый... С Кучугура. Так степным ветерком и пахнет...
- Ладно. Потом белорыбка с огурчиком...
- Манность небесная, а не белорыбка. Иван Яковлевич сами на даче провешивали. Икорка белужья парная... Паюсная ачуевская - калачики чуевские. Поросеночек с хреном...
- Я бы жареного с кашей, - сказал В. П. Далматов.
Так холодного не надо - с? - и мигнул половому.
- Так, а чем покормишь?
- Конечно, тестовскую селянку, - заявил О. П. Григорович.
- Селяночку - с осетриной, со стерлядкой... живенькая, как золото желтая, нагулянная стерлядка, мочаловская.
- Расстегайчики закрась налимьими печенками…
- А потом я рекомендовал бы натуральные котлетки а ля Жардиньер. Телятина, как снег, белая. От Александра Григорьевича Щербатова получаем - с, что - то особенное...
- А мне поросенка с кашей в полной неприкосновенности, по - расплюевски, - улыбается В. П. Далматов.
- Всем поросенка... Да гляди, Кузьма, чтобы розовенького, корочку водкой вели смочить, чтобы хрумтела.
- А вот между мясным хорошо бы лососинку Грилье, - предлагает В. П. Далматов.
- Лососинка есть живенькая. Петербургская... Зеленцы пощерботить прикажете? Спаржа, как масло...
- Ладно, Кузьма, остальное все на твой вкус... Ведь не забудешь?
- Помилуйте, сколько лет служу!
И оглянулся назад. В тот же миг два половых тащат огромные подносы. Кузьма взглянул на них и исчез на кухню. Моментально на столе выстроились холодная смирновка во льду, английская горькая, шустовская рябиновка и портвейн Леве No 50 рядом с бутылкой пикона. Еще двое пронесли два окорока провесной, нарезанной прозрачно розовыми, бумажной толщины, ломтиками. Еще поднос, на нем тыква с огурцами, жареные мозги дымились на черном хлебе и два серебряных жбана с серой зернистой и блестяще - черной ачуевской паюсной икрой. Неслышно вырос Кузьма с блюдом семги, украшенной угольниками лимона.
- Кузьма, а ведь ты забыл меня.
- Никак нет - с... Извольте посмотреть.
На третьем подносе стояла в салфетке бутылка эля и три стопочки.
- Нешто можно забыть, помилуйте - с!
Начали попервоначалу "под селедочку".
- Для рифмы, как говаривал И. Ф. Горбунов: водка - селедка.
Потом под икру ачуевскую, потом под зернистую с крошечным расстегаем из налимьих печенок, по рюмке сперва белой холодной смирновки со льдом, а потом ее же, подкрашенной пикончиком, выпили английской под мозги и зубровки под салат оливье...
После каждой рюмки тарелочки из-под закуски сменялись новыми... Кузьма резал дымящийся окорок, подручные черпали серебряными ложками зернистую икру и раскладывали по тарелочкам. Розовая семга сменялась янтарным балыком... Выпили по стопке эля "для осадки". Постепенно закуски исчезали, и на месте их засверкали дорогого фарфора тарелки и серебро ложек и вилок, а на соседнем столе курилась селянка и розовели круглые расстегаи.
- Селяночки - с!..
И Кузьма перебросил на левое плечо салфетку, взял вилку и ножик, подвинул к себе расстегай, взмахнул пухлыми белыми руками, как голубь крыльями, моментально и беззвучно обратил рядом быстрых взмахов расстегай в десятки узких ломтиков, разбегавшихся от цельного куска серой налимьей печенки на середине к толстым зарумяненным краям пирога.
- Розан китайский, а не пирог! - восторгался В. П. Далматов.
- Помилуйте - с, сорок лет режу, - как бы оправдывался Кузьма, принимаясь за следующий расстегай. - Сами Влас Михайлович Дорошевич хвалили меня за кройку розанчиком.
- А давно он был?
- Завтракали. Только перед вами ушли.
- Поросеночка с хреном, конечно, ели?
- Шесть окорочков под водочку изволили скушать. Очень любят с хренком и со сметанкой.
Компания продолжала есть, а оркестрион в соседнем большом зале выводил:
«Вот как жили при Аскольде
Наши деды и отцы...»

[livejournal.com profile] cchinz журналу и человеку
В.А.Гиляровский "Москва и Москвичи"
serebryakovaa: (Default)
2003 год. Январь, мороз, Москва.
Девушка по имени Любовь возвращалась домой в растрепанных чувствах. На душе скребли кошки. Таганка. Невольно место навеяло мысли о любимом барде, о его стихах и песнях, которые ее всегда поддерживали в трудную минуту. Мысленно она обратилась к Высоцкому: «Подай мне знак! Поддержи сейчас, когда так невыносимо тоскливо на душе!».
И мироздание в тот же миг отреагировало.
На проводах сидели вороны, ежились от мороза, лениво перекаркивались… и тут одна из ворон сделала сальто – резко откинулась назад, и крутанулась вокруг провода, за который держалась лапками, и снова уселась правильно – лапками вниз с радостным карканьем. Она не каркала, нет, она заливисто хохотала! и снова каталась на проводе, как на качелях, и снова вращалась вокруг него, как заправская акробатка. Альпинистка моя!

И грустная девушка Люба поняла – это знак! И улыбнулась!
serebryakovaa: (Default)
Цитирую из главы «ТРАКТИРЫ»:
«…У "Арсентьича" было сытно и "омашнисто". Так же, как в знаменитом Егоровском трактире, с той только разницей, что здесь разрешалось курить. В Черкасском переулке в восьмидесятых годах был еще трактир, кажется Пономарева, в доме Карташева. И домика этого давно нет. Туда ходила порядочная публика.
Во втором зале этого трактира, в переднем углу, под большим образом с неугасимой лампадой, за отдельным столиком целыми днями сидел старик, нечесаный, небритый, редко умывающийся, чуть не оборванный... К его столику подходят очень приличные, даже богатые, известные Москве люди. Некоторым он предлагает сесть. Некоторые от него уходят радостные, некоторые - очень огорченные.
А он сидит и пьет давно остывший чай. А то вынет пачки серий или займов и режет купоны.
Это был владелец дома, первогильдейский купец Григорий Николаевич Карташев. Квартира его была рядом с трактиром, в ней он жил одиноко, спал на голой лежанке, положив под голову что - нибудь из платья. В квартире никогда не натирали полов и не мели.
Ночи он проводил в подвалах, около денег, как "скупой рыцарь". Вставал в десять часов утра и аккуратно в одиннадцать часов шел в трактир. Придет. Сядет. Подзовет полового:
- Вчерашних щец кухонных осталось?
- Должно, осталось.
- Вели - ка разогреть... А ежели кашка осталась, так и кашки...
Поест - это на хозяйский счет, - а потом чайку спросит за наличные:
- Чайку одну парочку за шесть копеек да копеечную сигару.
Является заемщик. Придет, сядет.
- Чего хочешь?
- Выпил бы чайку.
- Ну и спрашивай себе. За чай и за цигарку заплати сам.
И заемщик должен себе спросить чаю, тоже пару, за шесть копеек. А если спросит полпорции за тридцать копеек или закажет вина или селянку - разговоры кончены:
- Ишь ты, какой роскошный! Уходи вон, таким транжирам денег не даю. - И выгонит.
Это все знали, и являвшийся к нему богатый купец или барин - делец курил копеечную сигару и пил чай за шесть копеек, затем занимал десятки тысяч под вексель. По мелочам Карташев не любил давать. Он брал огромные проценты, но обращаться в суд избегал, и были случаи, что деньги за должниками пропадали. Вечером за ним приходил его дворник Квасов и уводил его домой.

Десятки лет такой образ жизни вел Карташев, не посещая никого, даже свою сестру, которая была замужем за стариком Обидиным, тоже миллионером, унаследовавшим впоследствии и карташевские миллионы.

Только после смерти Карташева выяснилось, как он жил: в его комнатах, покрытых слоями пыли, в мебели, за обоями, в отдушинах, найдены были пачки серий, кредиток, векселей. Главные же капиталы хранились в огромной печи, к которой было прилажено нечто вроде гильотины: заберется вор - пополам его перерубит. В подвалах стояли железные сундуки, где вместе с огромными суммами денег хранились груды огрызков сэкономленного сахара, стащенные со столов куски хлеба, баранки, веревочки и грязное белье.

Найдены были пачки просроченных векселей и купонов, дорогие собольи меха, съеденные молью, и рядом - свертки полуимпериалов более чем на 50 тысяч рублей. В другой пачке - на 150 тысяч кредитных билетов и серий, а всего состояния было более 30 миллионов…»
serebryakovaa: (Default)
Перевод Нины Демуровой

«2 августа (пятница)

В 2.30 мы отбыли в Москву, куда приехали на следующее утро в 10. Мы взяли "спальные места" (приплатив 2 рубля); в 11 вечера явился проводник и произвел в купе всякие манипуляции. Спинка дивана поднялась вверх, превратившись в полку; сиденья с ручками исчезли, появились валики и подушки - и в результате мы устроились на означенных полках, которые превратились в весьма удобные постели. На полу можно было бы устроить еще трех человек, но, к счастью, никто больше не появился. Я не ложился до часу ночи, стоя, чаще в одиночестве, в конце вагона на открытой площадке с поручнем и навесом, откуда открывался превосходный вид на те места, мимо которых мы проносились; правда, шум и тряска здесь были гораздо сильнее, чем внутри. Время от времени на площадку выходил проводник; пока было темно, он не возражал против моего пребывания там, возможно, даже радовался какому-то обществу; однако, когда я попробовал выйти на площадку на следующее утро, он вдруг превратился в деспота и заставил меня ретироваться.
В Москве мы нашли экипаж и носильщика от "Dusaux Hotel", куда мы направлялись.
5 или 6 часов мы бродили по этому удивительному городу - городу белых и зеленых кровель, конических башен, выдвигающихся одна из другой, словно в подзорной трубе, городу золоченых куполов, где, словно в кривом зеркале, отражаются картины городской жизни; городу церквей, которые снаружи похожи на кактусы с разноцветными отростками (одни венчают зеленые почки, другие - голубые, третьи - красные с белым), а внутри все увешано иконами и лампадами и до самого потолка расписано красочными фресками; и, наконец, городу, где мостовые изрезаны ухабами, словно вспаханное поле, а извозчики требуют, чтобы им надбавили 30 процентов, «потому как сегодня Императрица - именинница».
После обеда мы поехали на Воробьевы горы, откуда открывается величественная панорама на целый лес церковных колоколен и куполов с излучиной Москвы-реки на переднем плане; с этих холмов армия Наполеона впервые увидела город…»

По материалам сайта http://magazines.russ.ru/inostran/2007/12/ke20.html
serebryakovaa: (Default)
Молва гласит, что не было ни одного русского царя, при котором не состоял бы штат предсказателей.
Запрещая пророчества и предсказания для простых людей, сами цари не обходились без ясновидцев, астрологов, толкователей снов и примет, ведунов и вещуний, с которыми советовались по всем важным вопросам.
Царь Иоанн Грозный чуть ли не ежедневно требовал «вещей правды».

Само рождение Грозного царя было связано с предсказанием:
Широко известно пророчество патриарха Иерусалимского Марка, сделанное Московскому великому князю Василию III, пожелавшему развенчаться с законной супругой Соломонией Сабуровой и взять в жены юную красавицу Елену Глинскую. Патриарх Марк отписал в Московию разгневанное письмо, в коем предрек, что младенец, рожденный на свет после такого злодеяния, и сам станет вместилищем злобы: «Будешь иметь злое чадо. Царство твое наполнится ужасом и печалью…».

Страстно желая знать наперед все интриги супостатов (и козни самой Судьбы), Грозный царь спросил и о дне своей кончины. Предсказатели и астрологи посоветовались и назвали дату – 18 марта 1584 года. Действительно, все начало месяца царь чувствовал себя плохо, но именно 18 марта ему стало гораздо лучше. С недоброй насмешкой Грозный проговорил:
-Вы каркали, что сегодня день моей смерти. Но я жив, и на закате прикажу казнить вас!
-День еще не кончен, царь! – прозвучал ответ.

Монарх сел играть в шашки с князем Бельским. Как обычно, начал выигрывать и вдруг … рухнул замертво на ковер.

По материалам журнала «Оракул»
serebryakovaa: (Default)
Москва. Лето. 1992 год.
Прогуливаемся по Арбату вечером с молодым парнем, с которым только что познакомились так романтично на Бронной улице. Гуляем, болтаем о всяких пустяках, наслаждаемся обществом друг друга, и тут подспудно замечаем, как много вокруг пожилых дам прогуливаются, и все, скажите пожалуйста, в старинных шляпках, некоторые даже с вуалями. Ну, что ж бывает!
-Вон, гляди-ка, какой-то чудак допотопный мотоцикл с коляской выволок на всеобщее обозрение!
Подошли мы к мотоциклу, подивились – раритет начала 20 века. Вокруг люди столпились, машину поглаживают, хозяина расспрашивают, улыбаются, прищелкивают языками…
«Какой чудесный вечер! Все ради нашего знакомства!» - улыбнулись мы с парнем друг другу.
А справа от нас в переулочке стоит тихохонько строительный вагончик-бытовка, тут дверь в нем отворяется со скрипом, на улицу вылетает худая вертлявая тетка и начинает крыть меня отборным великим и могучим, да с коленцами и этажерками, да еще и пальцем грозить. Да не просто крыть, а орать истошно!
Я почуяла, что каменею и краснею одновременно.
Окружающие люди то на тетку оголтелую, то на меня... Бред, полнейший бред...
После трех минут беспричинного ора тетка прерывается прямо на полуслове и иным спокойным голосом вопрошает:
-Ну, как? Я на Аннушку пробуюсь! Как Вам? убедительно?

Оказалось, "Мастера и Маргариту" снимали. Тот самый фильм с Анастасией Вертинской в главной роли.

Я люблю этот город)

P.S.: Мой случайный знакомый, рекомендовавшийся при знакомстве работником консульства суверенной Эстонии, оказался лгуном, мелкотравчатым «комбинатором». Перевертыш, почти, как «Аннушка». Не зря она мне пальцем грозила…
serebryakovaa: (Default)
(Или сеанс магии с полным ее разоблачением).

Трудно перечесть все легенды, предания и байки о «булгаковских» местах Москвы. До сих пор ходят слухи о гигантских котах Бегемотах, встреча с коими сулит большую беду. И находятся товарищи, которые этих котов и видели, и ловить пытались. Правда, вызывает сомнение, что коты виделись на трезвую голову…
Я же Вам хочу рассказать трезвую, имеющую под собой основание, историю. Место действия – станция метро «Маяковская». Расположена «Маяковская» в центре Москвы, не имеет пересечений с иными линиями метро, поэтому она сравнительно тиха и безлюдна, что делает ее прекрасным местом для свиданий. Недалеко от этой станции располагается «нехорошая квартира №50» (улица Большая Садовая дом 32-бис) и Патриаршие пруды.

Представьте себе: 1989 год. Москва, метро, станция «Маяковская».
Молодой человек по имени Сергей сидел в метро на лавочке и поджидал свою возлюбленную. Чтобы скоротать время, Сергей читал книгу, само собой, это был роман «Мастер и Маргарита». А надо уточнить, что он сам писал и писал неплохо, но при этом был натурой не романтичной, а скорее циничной – вырос в детдоме, куда попал в сознательном возрасте при живых родителях.
Читал Сергей эту книгу уже не в первый раз, но так погрузился в чтение, что ничего не замечал вокруг себя. Меж тем к нему подошел незнакомец и сел рядом.
-Стало быть, Булгакова читаете, молодой человек? – вежливо осведомился он.
-Да, - ответил Сергей, не отрываясь от книги.
-«Мастера и Маргариту»? – не унимался незнакомец, и нахально попытался перевернуть обложку книги, дабы прочесть название романа. На его руке была необычно яркая цветная татуировка – мультипликационный Карлсон с улыбкой до ушей.
-Да. – Сергей растерянно оглядел своего случайного собеседника: рыжие всклокоченные волосы, замызганный клетчатый пиджак, очки с треснувшим стеклом…
-Хорошая, хорошая книга! Читайте, молодой человек! – плотоядно улыбнулся незнакомец.
Подошла электричка. Незнакомец встал и ушел – точнее он, тощий и длинный, растворился в толпе, а Сергей всё пытался разглядеть его среди снующих пассажиров метро, каменея от внезапной догадки: «Бог мой! со мной говорил Коровьев!».

Этот случайный диалог в подземке совершенно выбил Сергея из колеи. Почуяв дурноту, он вышел в город, там решил пройтись немного пешком, и еще больше расстроился, осознав, что идет по той самой Большой Садовой улице к тому самому дому 32-бис, где расположена та самая нехорошая квартира №50. Сергей решил ехать домой на наземном транспорте, и лишь в троллейбусе понял, что безбожно продинамил свою девушку… Все кончилось хорошо, девушка все поняла, не рассердилась, они поженились… Но я никогда не забуду, КАК Сергей нам с невестой описывал ту странную встречу в метро.

Прошло 4 года. 1993 год. Москва. В совершенно другой компании металлистов и гитаристов шел веселый треп о розыгрышах. Молодой гитарист Илья взахлеб вещал честной компании, как они с другом устраивали крупные и мелкие пакости своим товарищам.
Я слушала в пол-уха, меня не особо забавляют истории о том, как великовозрастные балбесы покупают презервативы и пишут на них «Слава советским аптекарям!», затем надувают и выпускают в открытое окно, или еще хуже – наполняют водой и швыряют на чужие балконы… Но моя подруга Эка слушала с удовольствием и несколько раз переспрашивала Илью по ходу его повествования. Тут она снова спросила: «Слушай, а твой друг в чем ходил?»
-Да вечный у него этот пиджачишка клетчатый… - отозвался Илья.
-А звали его Фагот?
-Ну, да Фагот! А ты его помнишь? Эти его очечки треснувшие? Не могу, вот чудак, сколько лет он их таскает и не хочет новые сделать! – смеялся Илья.
-Я помню его татушку классную! - Добавила подруга. - Что-то у него там было такое прикольное! А-а-а!
-КАРЛСОН!! – заорали они вместе.
И тут я чуть не подскочила на своем кресле:
-Карлсон??? Вот тут на руке? И пиджак клетчатый? А кепка у него была? Или бейсболка?
-О, очнулась, мы уже полчаса об этом говорим! Картуз у него был такой знатный, жокейский!
Пришлось мне пересказать ту старую историю в метро.
Илюха смеялся до слез: «Это была любимая шутка Фагота – вот так вот пугать кого-нибудь до полусмерти…».
serebryakovaa: (Default)
В Москве начала 19 века был широко известен юродивый старец Федор. Молва приписывала ему чудесный дар предвиденья, к нему обращались даже представители высшего света.
Когда в 1818 году у брата императора Александра I, Николая Павловича, родился первенец Александр, старец Федор изрек: «Берегите наследника престола! Могуч и славен будет. Освободитель и свершит великое. А умрет… - старец всхлипнул, - в красных сапогах!».
Предсказание это было совершенно неправдоподобным, невероятным, ведь сам Николай Павлович, отец новорожденного Александра был крайне далек от престола.

Однако после кончины императора Александра I и отречения от престола второго брата Константина, Николай взошел на трон. А впоследствии его власть перешла к его первенцу – Александру II, который и вошел в историю и память людскую как “Освободитель» - он подписал указ об упразднении крепостного права.

Его жизнь была прервана бомбой народовольцев, которая разорвала царю ноги, так что очевидцам казалось, что «лежит государь в красных сапогах»...

По материалам журнала «Оракул»

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit