serebryakovaa: (Default)
(В. Бутусов - И. Кормильцев)

я могу взять тебя
быть с тобой
танцевать с тобой
пригласить тебя домой
у меня есть дома рислинг
и токай
новые пластинки
77-й "AKAI"
твой мускус мой мускул
это так просто до утра вместе
но я уже не хочу быть мужчиной
но я уже не хочу
это так просто
я хочу быть
всего лишь

я могу спеть тебе
о тебе про тебя
воспевать тебя
сострадать тебе и себе
у меня есть дома эрудиция эстампы
мягкие подушки
и свет интимной лампы
маски позы два листа прозы
это так просто
сочинять песни
но я уже не хочу быть поэтом
но я уже не хочу
это так просто
я хочу быть
всего лишь

когда надо пить
слыть бить выть
петь брать драть
жрать вить взять
мать твою так быть
всего лишь быть
так просто забить на это
но я уже не хочу быть поэтом
но я уже не хочу
это так просто
сочинять песни
всего лишь


С сайта - http://www.nautilus.ru/SONGS/S370.shtml
serebryakovaa: (Default)
Слепили бабу на морозе, руки, ноги, голова.
Она стоит в нелепой позе, ни жива и ни мертва,
А мне другой не надо нынче,
Пусть красивых в мире тыщи,
Нет ее белей и чище,
И другой такой не сыщешь,
Хоть ты тресни!


Ах эта женщина веселая, большая, вся из снега.
Для любви ее душа, а ноги созданы для бега.
Я бегу с любимой рядом,
Как глаза ее ясны!
Я томлюсь под нежным взглядом,
Доживет ли до весны
Такая краля?


А весною станут мелочными зимние мечты.
К нам тогда приходят девочки, с которыми на "ты",
Берут нас теплыми руками
Вместе с нашими мечтами,
Как клещами, и ночами
Шепчут нам: "Останься с нами",
Вот уж дудки!


Но не вечно наше лето и октябрь неумолим.
Ну конечно мы об этом не особенно скорбим.
Нас очаруют и ослепят
Феи летних отпусков.
Ах, отчего ж они зимой не лепят
Снежных мужиков!?

http://lib.ru/KSP/woskrese.txt
serebryakovaa: (Default)
Уже прошло седьмое ноября,
Утихли звуки шумного веселья.
Но кто-то движется кругами,
Все вокруг там, где стою я;
Должно быть, ангел всенародного похмелья.

Крыла висят, как мокрые усы.
И веет чем-то кисло и тоскливо.
Но громко бьют на главной башне
Позолоченные часы,
И граждане страны желают пива.

Бывает так, что нечего сказать,
Действительность бескрыла и помята.
И невозможно сделать шаг
Или хотя бы просто встать,
И все мы беззащитны, как котята;

И рвется враг подсыпать в водку яд,
Разрушить нам застолье и постелье.
Но кто-то вьется над страной,
Благословляя всех подряд -
Хранит нас ангел всенародного похмелья.
serebryakovaa: (Default)
Твоя плоть - как хлеб, твоя кровь - как вино
И листки твоих писем - как жесть,
Твои сны - как молитвы, глаза - как стекло
И твои оскорбленья - как лесть, но
Кто здесь есть, кто сможет удивить тебя?
Кто здесь есть, кто сможет подчинить тебя?
Но я бы не стал завидовать им,
Хоть на их месте мог быть и я...
Прости, но мне жаль тебя.

И ты умеешь быть слабой, и ты умеешь быть злой
И умеешь не верить словам,
Но ты не умеешь брать сразу все,
Зато ты берешь по частям, но
Кто здесь есть, кто сможет отказать тебе?
Кто здесь есть, кто сможет наказать тебя?
Но я бы не стал завидовать им,
Хоть на их месте мог быть и я...
Прости, но мне жаль тебя.

И в твоей колоде не хватает туза
И джокером служит валет
И имя знакомцам твоим - легион,
Но друзей, пожалуй что, нет, но
Кто здесь есть, кто сможет избежать тебя?
Кто здесь есть, кто сможет удержать тебя?
Но я бы не стал завидовать им,
Хоть на их месте мог быть и я...
Прости, но мне жаль тебя.

И ты всегда найдешь тех, кто накормит тебя,
И взамен ты кинешь им кость,
Тех, чей ветер наполнит твои паруса,
Тех, чей крест примет твой гвоздь,
Ты всегда найдешь тех, кто поможет тебе,
Кто возьмет на себя твою боль,
Тех, кто будет ранен в твоей войне -
Ты насыплешь им в раны соль, но
Кто здесь есть, кто сможет полюбить тебя?
Не за то, чего в тебе нет, а за то, что ты есть.
Кто здесь есть, кто сможет убедить тебя,
Что, в общем-то, ты такая же, как все?
Но я бы не стал завидовать им,
Хоть на их месте мог быть и я...
Прости, но мне жаль тебя.
serebryakovaa: (Default)

Листва
Листва



(А.Шаталин - К.Кинчев)

Смотри, как август падает с яблонь.
Это жатва. Это сентябрь.
Омытый дождем берег птицами отпет.
Из вереницы траурных дат этот день,
Только этот день плачет...
Смотри, как ветры
Собирают в стаи самых усталых,
Как поднимают и кружат над распятьем листья,
Смотри, как лес полыхает и медленно гаснет.
Это сентябрь.
Осеннее солнце - гибель - сюрреалист.
Осеннее солнце - жатва.
Осеннее солнце листьями падает вниз.
Весна будет когда-нибудь завтра.

Смотри, как кровью дурманит болота кикимора-клюква.
Как ведьмы-вороны тревожат День Вознесенья.
Смотри, как в саван туман наряжает озера,
Как стелет звезды по самой воде поднебесье.
Смотри, как ветви и тени деревьев ложатся на травы.
Как кружит души над куполами стон Благовеста,
Как поминают вином и хлебом, как провожают
Лето...
serebryakovaa: (Default)
А мы пойдем с тобою погyляем по трамвайным рельсам,
Посидим на трyбах y начала кольцевой дороги.
Нашим теплым ветром бyдет черный дым с трyбы завода,
Пyтеводною звездою бyдет желтая тарелка светофора

Если нам yдастся, мы до ночи не вернемся в клеткy.
Мы должны yметь за две секyнды зарываться в землю,
Чтоб остаться там лежать, когда по нам поедyт серые машины,
Увозя с собою тех, кто не yмел и не хотел в грязи валяться.

Если мы yспеем, мы продолжим пyть ползком по шпалам.
Ты yвидишь небо, я yвижy землю на твоих подошвах.
Надо бyдет сжечь в печи одеждy, если мы вернемся,
Если нас не встретят на пороге синие фyражки.

Если встретят, ты молчи, что мы гyляли по трамвайным рельсам.
Это первый признак престyпленья или шизофрении.
А с портрета бyдет yлыбаться нам "Железный Феликс".
Это бyдет очень точным, это бyдет очень справедливым
Наказанием за то, что мы гyляли по трамвайным рельсам…
Справедливым наказанием за прогyлки по трамвайным рельсам…

Нас yбьют за то, что мы гyляли по трамвайным рельсами.
Нас yбьют за то, что мы с тобой гyляли по трамвайным рельсам…
serebryakovaa: (Default)
Этой ночью небо не станет светлей.
Сентябрь сладок, утро нужно ждать до утра.
Он пьет, но едва ли ему веселей.
Он не хочет веселья, он хочет вина,
чтоб еще чуть-чуть отложить слово "пора"

Сентябрь - праздник который всегда с тобой.
Сентябрь сладок как папиросный дым.
У каждого есть свой метод, и я знаю твой:
чужое дыханье на чьем-то плече,
когда оно было твоим…

Будь один, если хочешь быть молодым.

Все дни сегодня будем праздновать ночь.
Сентябрь сладок. Праздновать ночь без конца.
Белый стол, черный чай, пурпурное вино
Я знал того, кто знал ее,
но я не помню его лица.
Праздновать ночь без конца…
serebryakovaa: (Default)
(10.09.1964 – 19.02.2008)

Ходит дурачок по лесу
Ищет дурачок глупее себя.

Идет смерть по улице, несет блины на блюдце:
Кому вынется - тому сбудется.
Тронет за плечо, поцелует горячо -
полетят копейки из-за пазухи долой.

Ходит дурачок по лесу
Ищет дурачок глупее себя.

Зубчатые колеса завертелись в башке,
В промокшей башке под бронебойным дождем:
Закипела ртуть, замахнулся кулак
Да только если крест на грудь, то на последний глаз пятак

Ходит дурачок по миру
Ищет дурачок глупее себя.

Моя мертвая мамка вчера ко мне пришла,
Все грозила кулаком, обзывала дураком.
Предрассветный комар опустился в мой пожар,
Да захлебнулся кровью из моего виска

Ходит дурачок по лесу
Ищет дурачок глупее себя

А сегодня я воздушных шариков купил,
Полечу на них над расчудесной страной.
Буду пух глотать, буду в землю нырять
И на все вопросы отвечать: «Всегда живой!»

Ходит дурачок по небу
Ищет дурачок глупее себя

Светило солнышко и ночью и днем.
Не бывает атеистов в окопах под огнем.
Добежит слепой, победит ничтожный
Такое вам и не снилось

Ходит дурачок по лесу
Ищет дурачок глупее себя.

10 сентября Егору Летову исполнилось бы 46 лет.
serebryakovaa: (Default)
Hет вpемени, чтобы себя обмануть,
И нет ничего, чтобы пpосто уснуть,
И нет никого, кто способен нажать на куpок.
Моя голова - пеpекpесток железных доpог.

Здесь целое небо, но нечем дышать.
Здесь тесно, но я не пытаюсь бежать.
Я пpочно запутался в сетке ошибочных стpок.
Моя голова - пеpекpесток железных доpог.

Hаpушены пpавила в нашей игpе.
И я повис на телефонном шнуpе.
Смотpите, сегодня петля на плечах палача.
Скажи мне: «пpощай», помолись и скоpее кончай.

Минута считалась за несколько лет,
Hо ты мне купила обpатный билет.
И вот уже ты мне пpиносишь заваpенный чай.

С него начинается меpтвый сезон.
Шесть твоих цифp помнит мой телефон,
Хотя он давно помешался на длинных гудках.
Hам нужно молчать, стиснув зубы до боли в висках.

Фильтp сигаpеты испачкан в кpови.
Я еду по минному полю любви.
Хочу каждый день умиpать у тебя на pуках.
Мне нужно хоть pаз умеpеть у тебя на pуках.

Любовь - это слово похоже на ложь.
Пpишитая к коже дешевая бpошь.
Пpицепленный к жестким вагонам вагон-pестоpан.
И даже любовь не поможет соpвать стоп-кpан.

Любовь - pежиссеp с удивленным лицом,
Снимающий фильмы с печальным концом,
А нам все pавно так хотелось смотpеть на экpан.

Любовь - это мой заколдованный дом,
И двое, что все еще спят там вдвоем.
Hа улице Сакко-Ванцетти мой дом 22.
Они еще спят, но они еще помнят слова.

Их ловит безумный ночной телегpаф.
Любовь - это то, в чем я пpав и непpав,
И только любовь дает мне на это пpава.

Любовь - как куpанты отставших часов.
Стойкая боязнь чужих адpесов.
Любовь - это солнце, котоpое видит закат.

Это я, это твой неизвестный солдат.

Любовь - это снег и глухая стена.
Любовь - это несколько капель вина.
Любовь - это поезд Свеpдловск-Ленингpад и назад.
Любовь - это поезд сюда и назад.

Hет вpемени, чтобы себя обмануть.
И нет ничего, чтобы просто уснуть.
И нет никого, кто способен нажать на курок.
Моя голова - пеpекpесток железных дорог.
serebryakovaa: (Default)
Последний дождь - уже почти не дождь.
Смотри, как просто в нем найти покой.
И если верить в то, что завтра будет новый день,
Тогда совсем легко…

Ах, только б не кончалась эта ночь!
Мне кажется, мой дом уже не дом.
Смотри, как им светло - они играют в жизнь свою
На стенке за стеклом.

Мне кажется, я узнаю себя
В том мальчике, читающем стихи…
Он стрелки сжал рукой, чтоб не кончалась эта ночь,
И кровь течет с руки.

Но кажется, что это лишь игра
С той стороны зеркального стекла.
А здесь рассвет, но мы не потеряли ничего:
Сегодня тот же день, что был вчера.
serebryakovaa: (Default)
Боже, помилуй полярников с их бесконечным днем,
С их портретами партии, которые греют их дом;
С их оранжевой краской и планом на год вперед,
С их билетами в рай на корабль, идущий под лед.

Боже, помилуй полярников - тех, кто остался цел,
Когда охрана вдоль берега, скучая, глядит в прицел.
Никто не знает, зачем они здесь, и никто не помнит их лиц,
Но во имя их женщины варят сталь, и дети падают ниц.

Как им дремлется, Господи, когда ты даришь им сны?
С их предчувствием голода и страхом гражданской войны,
С их техническим спиртом и вопросами к небесам,
На которые ты отвечаешь им, не зная об этом сам.

Так помилуй, словно страждущих, чьи закрома полны,
Помилуй их, как влюбленных, боящихся света луны;
И когда ты помилуешь их и воздашь за любовь и честь,
Удвой им выдачу спирта, и оставь их, как они есть.
serebryakovaa: (Default)
Песня группы «Зоопарк» и Майка Науменко.

Если будет дождь, если мой самолет не взлетит -
Я останусь здесь целовать твои руки.
Если будет гроза, я закрою глаза,
И останусь с тобой. Может быть, навсегда...

Верь моим словам. Верь моим словам...
Даже если я скажу, что я люблю тебя.

Если будет дождь, я останусь с тобой навсегда -
Целовать твои мокрые руки.
Если самолет не взлетит, если будет гроза,
Мы закроем глаза, может быть, навсегда...

Верь моим словам. Верь моим словам...
Даже если я скажу, что я останусь здесь...

Если будет дождь, если будет гроза,
Я останусь с тобой, я закрою глаза...
Если будет дождь, если мой самолет не взлетит -
Я позову тебя,
Жизнь прожив за день, самый светлый день.

Как нежна твоя рука, как чисты твои глаза...
Дождь умоет мне лицо, ветер унесет меня...
Ветер унесет нас в ночь, каменную ночь...

Верь моим словам. Верь моим словам!
Даже если я скажу, что самолет не взлетит.

Верь моим словам. Верь моим словам!
Даже если я скажу, что будет дождь...

P.S.: У этой песни есть еще одно название – «Верь».
serebryakovaa: (Default)
Аве, Цезарь, Друг сердечный,
Ну заходи, давно заждались!
Нет, не поздно… Дома, конечно,
Не развязывай сандалий.

Брось ты эту табуретку!
эй, принесите гостю кресло!
Он у нас бывает редко,
Так пускай понежит чресла.

Пей, замерз ты как собака!
Угощайся! А-а-а, не курим!
эй вы там, кончайте плакать,
Мы потом добалагурим!

Тут у нас такие гости,
Украшение компаний!
Что, не спится на погосте?
Или плохо закопали?

Или совесть беспокоит,
Иль соседи-кровопийцы,
Или что-нибудь такое,
Что забыли летописцы?

Или может не забыли,
Да писать про это тошно?
Знать за это и убили -
Император не святоша,

Без убийства он не может
Удержаться на маршруте.
А в тоске, на смертном ложе
Ты мечтал о Марке Бруте?

— Да, мечтал, а вышел кукиш
эпитафией на прах мой.
Милосердия не купишь,
Не измеришь тетрадрахмой.

Милосердие — для слабых,
Сильным — яду из флакона.
Мне бы слабость, я тогда бы
Не стоял у Рубикона.

Так почему же, боже правый,
Ты играл со мною в прятки?
Почему не дал отравы?
— Тише, Цезарь, все в порядке,

Ты у нас душа святая,
Ты — боец не за награду.
Что, пора уже, светает?
Ну, заходи, мы будем рады.
serebryakovaa: (Default)
Я думаю, ты не считал себя богом,
Ты просто хотел наверх,
Резонно решив, что там теплей, чем внизу.
И мне любопытно, как ты себя
Чувствуешь там теперь -
Теперь, когда все бревна в твоем глазу;

Ты смеялся в лицо, ты стрелял со спины,
Ты бросал мне песок в глаза;
Ты создал себе карму на десять жизней вперед.
Ты думал, что если двое молчат,
То и третий должен быть "за",
Забыв уточнить, чем ты зашил ему рот.

Теперь нам пора прощаться, но я не подам руки,
Мне жаль тебя, но пальцы твои в грязи;
И мне наплевать, как ты будешь жить
У убитой тобой реки,
И что ты чувствуешь в этой связи.

Ты жил, продавая девственницам
Свой портрет по рублю в полчаса -
Тот, что я написал с тебя позавчера;
Ты кричал о ветрах - но горе тому,
Кто подставил тебе паруса:
Ведь по стойке "смирно" застыли твои флюгера;

И ты флейтист, но это не флейта неба,
Это даже не флейта земли;
Слава богу, ты не успел причинить вреда.
Ведь я говорил, что они упадут -
И они тебя погребли;
Небес без дождя не бывало еще никогда.

Не жди от меня прощенья, не жди от меня суда;
Ты сам свой суд, ты сам построил тюрьму.
Но ежели некий ангел
Случайно войдет сюда -
Я хотел бы знать, что ты ответишь ему.
serebryakovaa: (Default)
[livejournal.com profile] norwenalis журналу и человеку


Я безумно боюсь золотистого плена
Ваших медно-змеиных волос
Я влюблен в Ваше тонкое имя "Ирэна"
И в следы Ваших слез, Ваших слез

Я влюблен в Ваши гордые польские руки
В эту кровь голубых королей
В эту бледность лица, до восторга, до муки
Обожженного песней моей

Разве можно забыть эти детские плечи
Этот горький заплаканный рот
И акцент Вашей странной изысканной речи
И ресниц утомленных полет?

А крылатые брови? А лоб Беатриче?
А весну в повороте лица?
О как трудно любить в этом мире приличий
О как больно любить без конца

И бледнеть, и терпеть, и не сметь увлекаться
И зажав свое сердце в руке
Осторожно уйти, навсегда отказаться
И еще улыбаясь в тоске

Не могу, не хочу, наконец - не желаю!
И приветствуя радостный плен
Я со сцены Вам сердце как мячик бросаю
Ну, ловите, принцесса Ирэн!
serebryakovaa: (Default)
Калинов мост «Честное слово»

В городе Париже в начале июля
Я столкнулся с ним, когда играл в прятки
Он рвал свои стихи, пил дешевый виски и плакал
Его поджидала смерть, и он знал об этом

Его лицо изрытое траншеями сомнений
Успокоилось, покрылось слоем мела,
Я спросил в упор: «Куда ты собрался?»
Он шепнул: «На небо…» - и улыбнулся

Честное слово...
Честное слово...
В душном июле я запомнил, как он умирал.

От снов до вдохновения целая вечность
Я трижды мог пропасть, пока ее мерял
Звериное чутье выручало
В слепой дороге

Я встретил могикан, для которых честь - табу
И холеных фаворитов, что бесятся с жиру,
У первых был внимательным учеником,
Вторым вгрызался в глотку дикой собакой.

Издерганный молвой о распятой любви,
Израненный баграми языкастых пророков,
Я медленно ступал по дымящей земле,
И мучился жаждой.
Может быть, мне просто повезло, воронью всему назло.
Мне не дали сгинуть в прорве дней, помогли залечить раны.
По тропинкам узким и шальным, по обрывам ледяным
К родникам живым привели меня, мимо зоркой охраны...

Я припал к воде запекшимся ртом
И жадно пил, глотая свое отраженье,
Да видно перебрал живительной влаги,
Меня начал бить озноб.

В памяти кипел раскаленный июль,
Париж не поперхнулся своею жертвой.
Я решил двигаться, чтобы согреться,
Я начал двигаться, чтобы согреться.

Честное слово...
Честное слово...
Я не хочу умереть в ожидании солнца.

В городе Париже в начале июля
Я столкнулся с ним, когда играл в прятки
Он рвал свои стихи, пил дешевый виски и плакал
Его поджидала смерть, и он знал об этом

Его лицо изрытое траншеями сомнений
Успокоилось, покрылось слоем мела,
Я спросил в упор: «Куда, Джим, собрался?»
Он шепнул: «На небо...»
serebryakovaa: (Default)
Слова М. Цветаевой
Музыка А. Петрова

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце оставляли след, -
Очаровательные франты
Минувших лет!
Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, -
Цари на каждом бранном поле
И на балу.
Вам все вершины были малы
И мягок самый черствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб.
О, как, мне кажется, могли вы
Рукою, полною перстней,
И кудри дев ласкать - и гривы
Своих коней.
В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век...
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.
serebryakovaa: (Default)
Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было, чья победа,
Кто побежден, кто побежден?

Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том для чего, не знаю слова,
В том для чего, не знаю слова.
Была ль любовь?

Кто был охотник, кто добыча,
Все дьявольски наоборот.
Что понял длительно мурлыча
Сибирский кот, сибирский кот.

В том поединке своеволий
Кто в чьей руке был только мяч,
Чье сердце? Ваше ли, мое ли,
Чье сердце? Ваше ли, мое ли,
Летело вскачь?

И все-таки, что ж это было,
Чего так хочется и жаль,
Так и не знаю, победила ль,
Так и не знаю, победила ль,
Побеждена ль, побеждена ль?
serebryakovaa: (Default)
Сегодня ночью, где-то около трех часов,
Я поймал на себе чей-то взгляд.
Я оглянулся и в зеркале увидел его,
Я знал его много лет назад.

Мы уставились с ним друг на друга -
Я не знал, кто он, он не знал, кто я.
Я улыбнулся ему, он улыбнулся в ответ,
И я решил, что мы с ним друзья.

Но я не знал, чего ему нужно,
Я не знал, о чем с ним говорить.
Я сказал: "Прости, уже поздно",
Но он не хотел уходить.

И я заглянул ему в глаза,
Но ничего не увидел в них.
Мне стало страшно: я никогда
Не видел глаз настолько чужих.

Он смотрел на меня с упреком,
Он смотрел на меня, как судья.
Я не мог оторвать свой взгляд,
Я не знал, где он, я не знал, где я.

И я подумал: если он пришел сегодня,
То завтра он вернется опять.
И я разбил это зеркало ко всем чертям
И с чистой душой лег спать.
serebryakovaa: (Default)
Этот город странен, этот город непрост.
Жизнь бьет здесь ключом.
Здесь все непривычно, здесь все вверх ногами,
Этот город - сумасшедший дом!
Все лица знакомы, но каждый
Играет чужую роль
Для того, чтоб хоть что-то в этом понять,
Нужно знать тайный пароль.
Я приглашаю вас побродить вечерок
Средь площадей, домов и стен.
Лучше раз увидеть, чем сто раз услышать.
Вот он - Уездный Город N

Смотрите - вот Леди Макбет с кинжалом в руках
Шатаясь ввалилась в кабак,
Прирезав педиатра Фрейда
В очередной из пьяных драк.
Король Артур с друзьями за круглым столом
Прилежно стучат в домино,
А папаша Бетховен лабает свой блюз
На старом разбитом фоно.
Он сед и беден, как церковная мышь -
Он не смог избежать перемен.
А когда-то он был королем рок-н-ролла
Уездного Города N...

У стойки бара Ромео курит сигару,
Допив аперитив.
Он поведет Джульетту в кино
На новый модный детектив.
В его кармане фляжка
Не с ядом - с коньяком,
А проводив свою подружку домой
Он поспешит в публичный дом,
Которым заправляет маркиз Де Сад,
Поклонник секты дзен.
Он самый галантный кавалер
Уездного Города N.

Вот Гоголь, одетый как Пушкин,
Спешит, как всегда, в казино.
Читать дальше! )

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit