serebryakovaa: (Рассказ)
«Я награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг». Но это не остановило работников пенсионного отдела снять военный стаж с моего пенсионного дела, не засчитав учебу в ремесленном училище в годы войны». - возмущается в письме в редакцию «Позиции» А.В. Соколова из Андреаполя. И далее рассказывает, что девчонкой попала в ремесленное училище, - как на фронт, по мобилизации.
«В конце июля 1942 года во всех районах Тверской области была проведена мобилизация подростков от 14-16 лет в трудовые резервы. Я и моя сестра получили повестки: явиться в Емельяновский райвоенкомат. При себе иметь свидетельство о рождении, кружку, ложку и двухнедельный сухой паек. Такие повестки получили мои сверстники Зуевского сельского совета.
К военкомату собрались подростки со всех деревень района. Там составили поименные списки и отправили за 8 км пешком к Волге. На барже доставили в Тверь. На железнодорожном вокзале собрались подростки уже из семи районов области. Нас погрузили в состав из товарных вагонов и отправили на Урал.
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
"Я поклонник старости. Поклонник безделья и старости. Но люди очень боятся старости.
Недавно мы спорили, почему старость хороша. И моя одна приятельница, философ Таня Смелянская говорит:
- Моя тетя говорила: "Старость – знаешь, что это такое? Это когда после работы, потом рынка, магазина, с сумками, в мороз, придешь домой, скинешь шпильки – вот это и есть старость".
Я считаю, что каждый человек в старости должен освободиться от всего, читать, смотреть хорошее кино…"


Из передачи "Линия жизни", Канал "Культура".

Здесь есть запись передачи http://blog.kp.ru/users/uthf_5042/post133284282/
Всем рекомендую посмотреть!
serebryakovaa: (Default)

Вьюнок
Вьюнок



Я к гончару зашел: он за комком комок
Клал глину влажную на круглый свой станок:
Лепил он горлышки и ручки для сосудов
Из царских черепов и из пастушьих ног.

Дивлюсь тебе, гончар, что ты имеешь дух
Мять глину, бить, давать ей сотни оплеух,
Ведь этот влажный прах трепещущей был плотью.
Покуда жизненный огонь в нем не потух.

Знай, в каждом атоме тут, на земле, таится
Дышавший некогда кумир прекраснолицый.
Снимай же бережно пылинку с милых кос:
Прелестных локонов была она частицей.

«Рубаи», Омар Хайям
serebryakovaa: (Default)
[livejournal.com profile] julia_prozorova журналу и человеку

Одна надейка верила в существование физиономических групп, то есть людей плосконосых, рыбомордых, толстощеких, унылоглазых, бровастолицых, научновзглядных, парикмахероидных и т.д.
Решив, окончательно их классифицировать, она начала с того, что завела большие списки своих знакомых и разделила их на вышеуказанные группы.
Сперва она занялась первой группой, состоявшей из восьми плосконосых, и с удивлением обнаружила, что на самом деле эти парни подразделяются на три подгруппы, а именно: на усато-плосконосых, на боксеро-плосконосых и на министерско-плосокносых – соответственно 3, 3 и 2 плосконосых.
Не успела она выделить подгруппы (а делала она это в ресторане «Паулиста-де-Сан-Мартин», где собрала всех с большим трудом и с не меньшим количеством охлажденного кофе с ромом), как убедилась, что первая подгруппа тоже неоднородна: двое усато-плосконосых принадлежали к типу тапиров, в то время как последнего со всей определенностью можно было отнести к плосконосому японского типа. Отведя его в сторону с помощью доброго бутерброда с анчоусами и рубленными яйцами, она занялась двумя тапиро-усато-плосконосыми и уже начала было вписывать этот вид в свою научную тетрадь, как неожиданно один из тапиро посмотрел несколько вбок, а второй тапиро несколько в другой бок, вследствие чего надейка и все присутствующие с удивлением обнаружили: в то время как первый тапиро, безусловно, являлся брахицефало-плосконосым, второй плосконосый обладал черепом, куда более приспособленным для того, чтобы вешать на него шляпу, нежели оную нахлобучивать.
В результате распался и этот вид, а об остальных и говорить нечего, так как остальные перешли от охлажденного кофе с ромом к высокоградусной тростниковой водке, и если в чем-то и походили друг на друга на этом уровне, так это в твердой решимости продолжать пить на счет надейки.

Кортасар "Жизнь хронопов и фамов"
serebryakovaa: (Default)
«…И вдруг, когда с начала траура уже прошло немало времени и
в галерее возобновились собрания вышивальщиц крестиком, среди
мертвенной тишины знойного дня, ровно в два часа, кто-то с
такой силой толкнул парадную дверь, что весь дом ходуном
заходил; Амаранте и ее подругам, сидевшим в галерее, Ребеке,
сосавшей палец в своей комнате, Урсуле на кухне, Аурелиано в
мастерской и даже Хосе Аркадио Буэндиа под одиноким каштаном --
всем показалось, будто здание разваливается от начавшегося
землетрясения. На пороге возник человек необыкновенного вида.
Его квадратные плечи едва умещались в дверном проеме. На бычьей
шее висел образок Девы Исцелительницы, руки и грудь были сплошь
покрыты загадочной татуировкой, а правое запястье плотно сжато
медным браслетом-талисманом. Кожа выдублена солеными ветрами
непогоды, волосы короткие и торчащие, как грива мула,
подбородок решительный, а взгляд печальный. На пришельце был
пояс в два раза толще лошадиной подпруги, высокие сапоги со
шпорами и подкованными железом каблуками, от его поступи все
дрожало, как во время сейсмического толчка. Он прошел через
гостиную и залу, неся на руке изрядно потрепанную переметную
суму, и, подобно удару грома, ворвался в тишину галереи с
бегониями, где Амаранта и ее подруги так и застыли с иголками в
воздухе. "Добрый день", -- сказал он усталым голосом, швырнул
свою ношу на стол перед ними и двинулся дальше в глубь дома.
"Добрый день", -- сказал он Ребеке, испуганно выглянувшей из
своей спальни. "Добрый день", -- сказал он Аурелиано, все пять
чувств которого были прикованы в этот момент к работе. Человек
нигде не задерживался. Направился прямо на кухню и только там
остановился, завершая путешествие, начатое на противоположном
краю света. "Добрый день", -- сказал он. На одну долю секунды
Урсула оцепенела с открытым ртом, затем посмотрела пришельцу в
глаза, ахнула и повисла у него на шее, крича и плача от
радости. Это был Хосе Аркадио.»

Габриэль Гарсиа Маркес «Сто лет одиночества»
serebryakovaa: (Default)
«…По гноящимся воспаленным глазам в сидящих у памятника легко было узнать рабочих с "Трикотажницы", пригородной фабрики химического оружия. Двое из них кивнули Валерке - весь город знал его как виртуоза-матершинника (даже кличка у него была - "Валерка-диалектик"), а ребята с "Трикотажницы" очень гордились своими традициями краснословия.
- Пить кто будет, мужики? - спросил Валерка.
- Не, - после некоторой паузы ответил один из химиков, - мы секретаря ждем. Уже тяпнули, хватит пока.
- А... Ну и день, прямо не верится - даже на маяву не пьют...
Валерка сел на бетон и оперся спиной о низкую ограду памятника. По поверхности серой плиты покатилось полиэтиленовое колесико пробки. Иван сел рядом, так же подоткнув под зад край ватника, и зажмурил глаза. На душе у него по-прежнему было беспричинно грустно - зато и спокойно, и даже мелькнуло на секунду в какой-то словно бы щели воспоминание - странного вида красная кепка, и еще пластмассовая поверхность стола, на которой...
- Валерка! - тихо позвал кто-то из химиков. - Валерка!
- Чего? - перестав булькать, спросил Валерка.
- Как там у вас, на Самоварно-Матрешечном? Выполнит план ваш коллектив?
Иван чуть вздрогнул. Это был откровенный вызов и оскорбление. Но, сообразив, что химики вовсе не собираются затевать разборку, а просто хотят посостязаться с мастером языка, которому не обидно и проиграть, он успокоился. Валерка тоже понял, в чем дело, - давно привык.
- Выполняем помаленьку, - лениво ответил он. - А у вас как трудовая вахта? Какие новые почины к майским праздникам?
- Думаем пока, - ответил химик. - Хотим у вас в трудовом коллективе побывать, с передовиками посоветоваться. Главное ведь - мирное небо над головой, верно?
- Верно, - ответил Валерка. - Приходите, посоветуйтесь. Хотя ведь у вас и своих ветеранов немало, вон доска почета-то какая - в пять Стахановых твоего обмена опытом в отдельно взятой стране...

Кто-то тихо крякнул.

- Точно, есть у нас ветераны, - не сдавался химик, - да ведь у вас традиция соревнования глубже укоренилась, вон вымпелов-то сколько насобирали, ударники майские, в Рот-Фронт вам слабое звено и надстройку в базис!

"Хорошо, - отметил Иван, - а то уж больно он от нервов по-газетному начал..."

- Лучше бы о материальных стимулах думали, пять признаков твоей матери, чем чужие вымпела считать, в горн вам десять галстуков и количеством в качество, - дробной скороговоркой ответил Валерка, - тогда и хвалились бы встречным планом, чтоб вам каждому по труду через совет дружины и гипсового Павлика!
Иван вдруг подумал, что сегодняшняя беседа с мальчиком у качелей все же как-то повлияла на Валерку, хоть он ни словом не обмолвился об этом, - что-то горькое прорывалось в его речи.
Химик несколько секунд молчал, собираясь с мыслями, а потом уже как-то примирительно сказал:
- Хоть бы ты заткнулся, мать твою в город-сад под телегу.
- Ну так и отмирись от меня на три мая через Людвига Фейербаха и Клару Цеткин, - равнодушно ответил Валерка. Победа, как чувствовал Иван, не принесла ему особой радости. Это был не его уровень.
- Дай выпить, а? - пробормотал смущенный химик. Иван открыл глаза и увидел, как тот принимает протянутую Валеркой бутылку. Химик оказался совсем молодым парнем, но, судя по цвету лица и фиолетовым нарывам на шее, поработал уже и с "Черемухой", и с "Колхозным ландышем", а может, и с "Ветерком". Все молчали - Иван хотел было что-то сказать для сердечности, но передумал и уставился на черный кончик тени от сабли Бабаясина, незаметно для глаза ползущий по бетону.

- А ты ничего маюги травишь, - сказал через некоторое время Валерка, - только расслабляться нужно. И не испытывать ненависти.

Парень просиял от удовольствия.

- А вы чего тут маетесь? - спросил кто-то из химиков. - Ждете кого-то?
- Так, - ответил Иван, - нить жизни ищем.
- Ну и чего, нашли? - раздался сзади звучный голос.

Иван обернулся и увидел секретаря совкома Копченова, зашедшего, видно, со стороны памятника, чтобы послушать живой разговор в массах. Копченова Иван видел пару раз на заводе - это был небольшой плотный человек, совершенно неопределенного вида, носивший обычно дешевый синий костюм с большими лацканами, желтую рубашку и фиолетовый галстук. Раньше он работал в каком-то банке, где украл не то двадцать, не то тридцать тысяч рублей, за что его частенько поругивали в печати.
- Послушал я вас, ребята, - сказал Копченов, потирая руки, - и подумал - ну до чего ж у нас народ талантливый... Как это ты, Валерий, диалектику с повседневной жизнью увязал - ну, хоть сейчас в газету. Будем тебя в следующем году в народные соловьи выдвигать... А вы, ребята, чего?
- Записались, - ответил кто-то из химиков.
- Выслушаю, - сказал Копченов, - выслушаю. Ты, Иван, тоже не уходи - кое-что тебе вручить должен. Пошли...»
Читать рассказ здесь
serebryakovaa: (Default)
[livejournal.com profile] natabelu - журнал, человек и красавица намедни призывала посмотреть ролик о мракобесии.

Оно, оказывается заразно.
Сегодня о мракобесии хочу поговорить я.

Наверное, только ленивый не читал мой пост Между Женщиной и Девой

Но сегодня зашел ко мне некий шибко образованный гость [livejournal.com profile] alexpobezinsky и стал меня учить уму разуму. Под тем самым постом о притягательности девственниц.

К слову, при знакомстве он указал: «нашел по Бетховину. Буду заходить.»
(не верите? Смотрите мой верхний пост
Точнее комментарии к нему).

А у меня, как на грех, опыт обширный работы в сельскохозяйственной академии. И кафедра морфологии и физиологии сельскохозяйственных животных мне – почти дом родной. Писать скучно на эту тему не буду. Благо, написали уже умные люди.

Всем желающим рекомендую читать о телегонии здесь: ЗДЕСЬ


Вот несколько цитат:

«Слово "телегония" имеет греческие корни "tele" - вдаль, далеко, "gon" - рождение, происхождение. В целом телегонию определяют как сходство детей не со своим отцом, от которого произошло зачатие, а с мужчиной более раннего скрещивания (под "сходством" понимают наследование ребенком генетических признаков, характерных для первого мужчины, с которым у матери ребенка когда-то был половой контакт). Возможно ли такое, может спросить каждый, кто знаком с азами генетики, полученными в школе? Авторы брошюры в этом твердо уверены…»

«Из приведенного отрывка ясно, что Ле-Дантек лично не занимался исследованием телегонии, как пишут авторы брошюры. Да что, собственно, это за исследование, когда "Спенсер рассказывает, что, по словам профессора Флинта…"? Ниже идет ничуть не более убедительный рассказ, приведенный Ле-Дантеком со слов Дарвина "…о случае со свиньей некоего г. Джильса, всегда приносившей от боровов одной с ней породы поросят белых с черным, похожих на нее и на всю породу. Когда же ее однажды накрыл кабан, то она опоросилась помесью. Потом ее опять спустили с боровом ее же породы, и она произвела поросят, между которыми попадались одноцветные каштановой шерсти…" (с. 245). По той же причине, что и выше, научная ценность и этого сообщения весьма сомнительна. Ведь поросята с необычной окраской шерсти не были исследованы в скрещиваниях, как того требует генетический анализ. И еще одно несоответствие: Дарвин вовсе не занимался исследованием телегонии, как утверждается в брошюре, а сделал устное заявление о неком необычном случае…»

«Телегония таит в себе еще одну уже богословскую нелепость. Как известно, в родословии Христа присутствуют царь Давид и его сын царь Соломон. Однако не менее хорошо известно и то обстоятельство, что Соломон был сыном Давида и Вирсавии. Но Вирсавия прежде была женой Урии, которого Давид послал на смерть (после чего им и был написан покаянный 50-й псалом). Значит, следуя логике сторонников телегонии, Соломон был вовсе не сыном Давида. Его отцом надо считать Урию - первого мужа Вирсавии. Таким образом, сторонники телегонии разрушают родословную Христа - сына Давидова, как Его принято называть…».
serebryakovaa: (Default)
[livejournal.com profile] natabelu - журнал, человек и красавица

Нашла автора оратории О пуговке

Цитирую:

«пользователь jerome_webster в ответ на мой запрос в "ру-классике" любезно сообщает:
Это оратория "Ленин в сердце народном" Родиона Щедрина (1969 год), процитированный отрывок - из части "Рассказ работницы Наторовой".

пошарила про эту ораторию, нашарила:
«Ленин в сердце народном», кантата для солистов, хора и оркестра на народные слова (1969), (за это произведение получена Государственная премия СССР в 1972). Кантата основана на рассказе красногвардейца Бельмаса А. В., который нёс дежурство в Горках в день смерти Ленина и работницы Наторовой, которая пришила к пальто Ленина свою пуговицу».

"В 1968 году Щедрин (как К.Симонов и А.Твардовский) отказался подписать письмо в поддержку вступления войск стран Варшавского договора в Чехословакию. Радиостанция «Голос Америки» начала регулярно вещать об этом, называя их имена. Щедрин вынужден был пойти на компромисс - в виде оратории «Ленин в сердце народном» (1969), подобно тому, как Шостакович в свое время написал «Песнь о лесах». Но в отличие от Шостаковича Щедрин никогда не вступал в члены КПСС. Избегая помпезного тона, Щедрин использовал в своей оратории бытовую прозу – рассказ латышского стрелка, работницы завода, кроме того, - слова современной сказительницы М.Крюковой. А по музыкальному языку продолжил «Поэторию». Талантливая оратория к 100-летию В.И.Ленина настолько выправила официальное положение беспартийного автора, что за нее и оперу «Не только любовь» ему присудили Государственную премию СССР (1972). За рубежом она имела большой успех в Париже, Лондоне, Берлине"

Дорогая Наталья!

Я не знаю, как Вас отблагодарить…
Дарю Вам мой скромный диптих:


Большой Брат
Большой Брат
Донатас Банионис - он же мистер Мак-Кинли.
Донатас Банионис - он же мистер Мак-Кинли.

serebryakovaa: (Default)
В пору моего детства, в самом конце 70-х, мы всей семьей шумно праздновали день рождения моей бабушки, а она родилась 7 ноября 1926 года.

Так вот неизменным атрибутом застолья был фильм "Человек с ружьем" и оратория о Ленине.
В сопровождении симфонического оркестра на пустой сцене появлялись исполнители и громко прочитывали тексты в микрофон, с оперными подвываниями.
Я это новое для себя слово «Оратория» поняла так – со сцены громко орут.

Текст одного фрагмента запал в душу:

«…К нам на завод приезжает Ленин. Мне кричит: «Наторова, ты примешь пальто…» В клубе жарко. Ленин стал говорить, скинул пальто на стул. Я схватила -да в гардеробную. Вижу, у левой полы средней пуговицы нет. Я от своего жакета оторвала да на ленинское пальто и пришила толстым номером, чтобы надолго. Он уехал не заметил. А пуговка немножко не такая. И так мне это лестно, а никому не открываю свой секрет.
Тут порядочно времени прошло. Иду по Литейному, а в фотографии «Феникс» в окне увеличенный портрет Ленина. Пальто на нем то самое… Я попристальней вглядываюсь – и пуговка та самая, моя пуговка.
Он в эту же зиму и умер. Я достала в фотографии на Литейной заветной тот портрет…
Он у меня около зеркала в раме теперь.
Каждый день подойду, посмотрю да поплачу:
– А пуговка-то моя пришита…
(Слышал в Ленинграде, на Волковском кладбище, от приезжей из Архангельска Наторовой.)»

(Автор Борис Шергин)

Не думаю, что кто-то из взрослых за праздничным столом слушал, кроме меня. Телек просто работал фоном (у нас в городке была единственная программа – первый канал).
Но позднее с моими однокашниками мы обсуждали и даже пытались это петь (в студенческие годы) – точнее пародировать.

[livejournal.com profile] natabelu журнал и человек, предоставила такой материал
Кантаты и оратории о вожде

Не могу удержаться от цитаты:
«…Одним из наиболее интересных хоров цикла является хор «Конечно, Ленин мог зимой родиться», где рождение Ленина символически связано, как и во многих песнях о Ленине, с весенним пробуждением и расцветом природы.
Тихо вступают басы. Постепенно включаются другие голоса, музыка растет и ширится. И вот кульминация: «Весну, как праздник, вся земля встречала, когда он появился на земле». В хоре, написанном на текст стихотворения Лисянского «Вишни», рассказывается, как молодые рабочие принесли в подарок больному Ильичу вишневые деревья и посадили их под его окнами. Музыка простых напевных строк песни наполнена большим теплым чувством…»


Но в этой статье про «Пуговку» ни слова…


Вы случайно не слышали такое музыкальное произведение? Не могу найти автора музыки…
serebryakovaa: (Default)
http://gazeta.ru/financial/2010/07/20/3399582.shtml

На фоне этого господин Чичиков выглядит, прямо скажем, благородно...
serebryakovaa: (Default)
Дорогие товарищи взрослые!
Вашему вниманию таблица умножения в стихах.
Взято было Здесь
Ученики и ученицы!
Чтоб было проще вам считать,
Мы Пифагорову таблицу
В стихах решили написать.

По ней легко найти решенье,
Куплет достаточно прочесть,
А чтоб запомнить вычисленья,
Везде своя подсказка есть!

Ну что ж, откладывать не станем,
Тетрадь и карандаш достанем
И примемся за дело бойко.
Итак, на старт выходит ДВОЙКА!
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Одного моего знакомого привлекли к суду. Вменялась ему антисоветская
пропаганда. Следователь задает ему вопросы:
- Знаете ли вы некоего Чумака Бориса Александровича?
- Знаю.
- Имел ли некий Чумак Б.А. доступ к множительному устройству "Эра"?
- Имел.
- Отпечатал ли он на "Эре" сто копий "Всеобщей декларации прав
человека"?
- Отпечатал.
- Передал ли он эти сто копий "Декларации" вам, Михаил Ильич?
- Передал.
- А теперь скажите откровенно, Михаил Ильич. Написали-то эту
"Декларацию", конечно, вы сами? Не так ли?!
serebryakovaa: (Default)
Эпиграфом могли бы стать строки из творчества Владимира Высоцкого:

"Говорят, что плывем мы за длинным рублем, -
Кстати, длинных рублей просто так не добыть..."


Приведенный ниже материал взят с сайтов:

Заполярье
http://komipress.ru/smi/issue.php?id=411299
http://www.vorcutincy.ru/newspage.php?news=3210
Материалы представлены Архивным управлением администрации МО ГО «Воркута».


21 год назад, 8-9 февраля 1990 года на Воркуту обрушилась невиданная доселе пурга. В эти два дня в городе находился с официальным визитом Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков. С тех пор пургу эту так и называют «рыжковская».

В средствах массовой информации и, в частности, в газете «Заполярье», было опубликовано достаточно материалов об этих экстремальных днях, принесших Воркуте как человеческие жертвы, так и значительный экономический ущерб. Спустя девять лет свою оценку февральским событиям дал бывший тогда генеральный директор АЭК «Комиэнерго» Михаил Косолапов в газете «Республика». Отрывок из этого очерка, который называется «Последний «генерал» республики», в числе других материалов мы и предлагаем с некоторыми сокращениями читателям газеты.

«Когда я попросил Михаила Даниловича рассказать о наиболее ярком событии в его жизни, он заговорил не о себе.

- Я давно хочу, чтобы люди узнали правду о трагических февральских днях Воркуты 1990-го, о масштабах катастрофы, грозившей тогда городу, но главное - о том, кто своими решениями спас Воркуту от неминуемой гибели.

О событиях, которые произошли в Воркуте в начале февраля 1990 года, во время визита в заполярный город тогдашнего премьера союзного правительства Николая Ивановича Рыжкова, мы знаем и много, и мало. Десятки журналистов, прибывших освещать визит Председателя Правительства и ставших участниками и очевидцами страшной метели, представили читателям чуть ли не поминутную хронику тех двух дней. С другой стороны, и сегодня неизвестно точное количество замерзших в ту пургу воркутинцев. Один из руководителей местного штаба ГО иЧС называл мне спустя год после трагедии цифру почти в полтора десятка человек.

Пурга начала разыгрываться к вечеру в день прилета Николая Ивановича Рыжкова. Синоптики заранее предсказывали ухудшение погоды. Но вряд ли кто-то мог предположить, что к 18 часам порывы ветра начнут достигать 40 метров в секунду. Обычно городской штаб по чрезвычайным ситуациям в такие моменты прекращает движение пассажирского транспорта по кольцу, оповещая об этом горожан по радио. Однако в тот день распоряжение явно запоздало. Десятки пассажирских автобусов оказались на трассе именно в тот момент, когда шквал из тундры достиг максимальной силы. Трассу задуло в считанные секунды.

О том, что в тундре произошла трагедия, мы, несколько журналистов республиканских изданий, находившихся в тот день в Воркуте, поняли сразу, как только в гостиницу начали привозить обмороженных людей. На несколько часов гостиница превратилась в лазарет для пострадавших.

Но оказывается, в те минуты не только журналисты, но и руководители города не предполагали, что уже произошло событие, поставившее на грань гибели весь заполярный город.

- Вечером, чуть ли не на четвереньках, я пробрался из здания гостиницы в здание Воркутинских электрических сетей. Шел почти час (расстояние между зданиями менее ста метров), - вспоминает Михаил Косолапов. - Специалисты сетей обрисовали картину: пурга разрушила энергоснабжение Воркуты. Повреждены линии, по которым электричество подается на водовод и в поселок Юнь-Яга. Если в ближайшие часы энергоснабжение не будет восстановлено, городу конец. Без воды и электричества осталась ТЭЦ-1, обогревающая Воркуту. Остановились насосы, откачивающие воды из шахты «Юнь-Яга». Замерзал поселок. Стало затапливать шахту. Никаких иллюзий в тот момент мы, энергетики, не питали - найти повреждения на линии при нулевой видимости и штормовом ветре практически невозможно.
Читать дальше! )
serebryakovaa: (Default)
Начало здесь:

О Кошке, сугробах и материнском сердце…
О Кошке, сугробах и… (часть вторая)

Несколько уточнений...
Волшебная земля Заполярья

Дорогие читатели!
Предлагаю вашему вниманию замечательный рассказ,
который написала моя френдесса [livejournal.com profile] germafrodita
Germafrodita, она же Галка, часто скромничает и говорит, что, мол, нет у меня фантазии, просто пишу, как было.
Да, ребята, как человек, проживший в Коми АССР 11 лет, могу подтвердить: так и было.
Далее цитата:

«Место дислокации той точки ПВО, где служил Александр Васильевич, было удаленным и безлюдным. Если посмотреть на карту, найти там полуостров Ямал и омывающее его Карское море, то вот там и находится Байдаратская губа. На карте, конечно, это не отмечено, но вот там и базировались тридцать солдат и десять офицеров, охраняющие воздушные просторы родины.

О пользе телесных наказаний

Раз в неделю офицеры брали ноги в руки, жен (у кого были) под руку и шли на склад получать паек. Родители свято верили в то, что их дочь, то есть я, разумное создание, несмотря на небольшой возраст. Но, глядя на фотографию, я их не понимаю. Поэтому решили, что они мне сейчас быстренько объяснят, сколько пройдет какая стрелочка на часах до их возвращения, быстренько сгоняют за продуктами и все будет айлюли малина. Показали, рассказали, оставили в комнате со мной собаку- лайку по кличке Муха, которая приблудилась неизвестно откуда, а папа заманил ее к нам с помощью печенья и сгущенки – невиданных за полярным кругом деликатесов. Собака была умная, но я была гораздо умнее и изобретательнее. Ну посмотрите на нас - я явно умнее.

Я ждала-ждала. Время тянулось очень медленно. Прямо невозможно медленно. Стрелочка на часах, как мне показалось, приклеилась к одному месту. Я сидела и внимательно на нее смотрела – нет, не движется. Ну ладно, есть же другие методы и способы. Я взяла часы в руки и перевела стрелочку на деление, когда должны появиться родители. Родители, как ни странно, не появились. Я подождала еще немножко. Порисовала. Они не шли.

«Надо порадовать маму с папой, они, наверное, тоже без меня соскучились!», - подумала я и стала одеваться. И оделась как могла. Как может одеться трехлетний ребенок для выхода на улицу в условиях крайнего севера? Я, как особо сообразительная, нацепила на себя и ватные штанишки, и шапочку, и шарфик, и шубку. Шубку, правда, застегнула кривовато – но очень гордилась произведенными действиями. Потом немножко подумала, выпила стакан воды из графина. Больше пить не хотелось, поэтому остальное вылила. Взяла графин за горлышко и расхерачила окно. Первый же порыв ветра обжег лицо и заставил Муху как-то странно заскулить. Но! Мы не привыкли отступать. Я долго рихтовала графином острые осколки стекла, чтобы не порезаться, потом оставила графин на столе, одела варежки и по поленнице под окном скатилась вниз.

На улице было чудесно. Во-первых, была полярная ночь. Во-вторых, начиналась низовая метель. Для тех, кто не в курсе, низовая метель – страшное чудовище. Все воздушные потоки, несущие снежинки, мечутся прямо у земли. То есть, от метра до трех от земли ничего не видно в полуметре. Вытянутая рука растворяется вдали. А вот если забраться на крыльцо – видно все, потому что вверху воздух совершенно чист.
Но метель еще не совсем бушевала, она только начиналась. Поэтому кое-что еще было видно.

Я шла в том направлении, которое казалось мне правильным, и думала: «Вот обрадуются родители такому сюрпризу! А я им и помочь могу, например поднести пару банок сухого молока!». И так могла бы я думать очень долго, практически до конца, потому что шла не в сторону склада, а в сторону Карского моря. Часть располагалась аккурат на берегу. То есть – шельфовый ледничок и вот она, Байдаратская губа. А людей вокруг просто нет на расстоянии пяти километров. Это пейзажик. В пяти километрах поселок ненецкий, но это все равно в сторону склада, а не в ту, в которую я шла.

Видимо, Господь решил – рано! Рано, дорогая Галина Александровна, Вы намылились на тот свет. (и действительно, было не сделано еще много чего). Поэтому на определенном этапе своего пути, когда я уже начала подмерзать и почти плакать, потому что видно стало хуже, а идти стало тяжелее, я во что-то уткнулась. ,Это что-то было большим, пахло овчиной и шевелилось. Потом это обернулось и сказало очень громко: «Вобля!». Когда оно присело, то оказалось солдатом, стоящим на посту. Поверх меховой куртки на нем был одет совершенно негнущийся овчинный тулуп в пол.

Теперь я понимаю, насколько для него тогда было «Вобля!». Потому что, когда ты стоишь на посту на береговой границе, а дальше только море, то появление трехлетнего самостоятельно одетого младенца может быть неожиданностью.

И парень бросил свой пост. Да-да, это умолчалось впоследствии, но пост он бросил, схватил меня в охапку и бегом побежал к складу. Мне было хорошо – сразу стало спокойно, перехотелось плакать, мой конь тяжело дышал на ходу и от него распространялись волны тепловой энергии. И мы прибежали к складу.

А там – родители чинно благородно ходят между полками, отбирают пайковые продукты. И тут такое.
Надо сказать, я думала, что они обрадуются мне. Наверняка ведь, соскучились. Но они почему-то оба помрачнели лицом, меня опять схватили в охапку и понеслись домой.

Дома, надо сказать, нас ждала удручающая картина. Вместо светлой, жарко натопленной комнаты, мы попали в помещение, где на печке лежал небольшой сугроб, а вьюга мудрила в углах небольшие, но очень красивые снежные бурунчики. Собака, обидевшаяся на жизнь, забилась под кровать и отказалась оттуда выходить.

Первым делом, конечно, окно заткнули подушкой и сверху прибили ватное одеяло.

Вторым делом выпороли меня. Ремешком от моей шубки. Прямо по ватным штанам. Было не больно, врать не буду, но очень обидно. Объясните, за что? За что такая несправедливость? И пусть мне потом объясняли сто раз, что я могла и не найти на своем пути того солдатика, и чтобы доставить туда даже кусок стекла, нужно задействовать вертолет, поэтому стекло получается не просто золотое, а платиновое – побуждения-то у меня были самые лучшие! Это был единственный раз в жизни, когда родители применили ко мне макаренковский метод. Зато вот мне уже сорок, а я помню все это как будто меня пороли вчера…»


Рекомендую прочесть Вам полную версию о бытовых условиях жизни на Крайнем севере здесь и тут

Первоисточник снабжен уникальными фотографиями!

Галка! Спасибо тебе за экскурсию по родным местам!
serebryakovaa: (Default)
Изд: "Религиозные отщепенцы. Очерки современного сектантства. Выпуск первый", М., Издание "Посредника", 1906.

«В 1880 году газетами, со слов "Тверского Вестника", было передано известие о появлении в Новоторжском уезде новой религиозной секты, названной "сютаевскою" по имени основателя ее, крестьянина деревни Шевелина, Василья Кириллова Сютаева.
Известие это сразу обратило на себя внимание всех интересующихся движениями народной мысли, так как новая секта, судя по сообщению местной газеты, захватывала не одну только религиозную сторону, но в то же время представляла весьма значительный интерес и в чисто-бытовом, социальном отношении.
В области религии новые сектанты, по сообщению "Тверского Вестника", являются рационалистами: они отрицают церкви, иконы, таинства, не признают православных обрядов, священников и т. д. В бытовом же отношении наиболее характерными чертами учения сютаевцев представляются их взгляды на собственность, на войны, а также их отношение к другим народностям и вероисповеданиям.
Усвоив себе евангельскую точку зрения на собственность, сютаевцы говорят:
"у человека нет ничего своего, а все Божие, все создано Богом для всех вообще". Руководствуясь этим убеждением, они не запирают даже своего имущества и всякий имеет право взять, что пожелает, не спрашивая позволения того, кому это принадлежит; они не отказывают ближнему в помощи, требуя только того же по отношению и к себе.
Всех людей сютаевцы признают братьями: турок, язычник - для них также брат. Война, по их мнению, величайшая несправедливость, грех против заповеди "не убей"…

Спустя два-три месяца после появления в печати статьи "Тверского Вестника", в одной из петербургских газет ("Молва" No 245) была помещена корреспонденция из Торжка, в которой сообщено было несколько новых фактов о жизни и учении сютаевцев.
Именно сообщалось там, что в 1876 году, по доносу местного священника, возникло дело по обвинению сектанта крестьянина Василья Сютаева в том, что он отказывается крестить своего внука. На допросе Сютаев показал, что не крестит внука потому, что в Писании сказано: "Покайтесь и пусть крестится каждый из вас", а ребенок каяться еще не может.
Окружный суд, в который поступило дело, нашел, что Сютаев не подлежит уголовной ответственности (по 1004 ст. уст. угол. суд.), а только назиданию и увещанию со стороны духовного начальства. Но в 1877 году тот же местный священник делает новый донос полиции, в котором пишет, что Сютаев распространяет свою ересь, и что секта эта - "не евангелисты, а социалисты", которые не признают властей.
Началось новое следствие, при чем оказалось, что семья Сютаева прежде была дурного поведения и пьянствовала, а теперь направилась к добру, что в доме у него и других службах нет никаких запоров, а имущество остается в сохранности и соседи уважают его за то, что он старается помочь каждому бедному. Один из последователей Сютаева, отставной солдат, рассказывал о себе, что прежде был он торговцем-кулаком, при чем не считал грехом обвесить и обмануть покупателей; но, как только из чтения Евангелия познал Бога и истину, бросил торговлю и занялся хлебопашеством, в котором нет греха. "В раскол его никто не совращал, но по случаю отказа священника крестить младенца сам крестил его, а после такого же отказа в похоронах сам похоронил свое дитя. От церкви отстал потому, что там - стяжание, а не любовь".
Вот и все, что появилось до сих пор в печати относительно новой секты. Но как ни отрывочны эти сведения, тем не менее они вместе достаточны для того, чтобы заинтересовать новою сектой каждого, кого только занимают вопросы о том, что всего более волнует и мучит современную нам народную мысль, о чем страдает, о чем болеет народное чувство в переживаемую нами тяжелую, трудную пору...»

Источник: http://az.lib.ru/p/prugawin_a_s/text_0120.shtml
serebryakovaa: (Default)
…Не менее яркой личностью был Стасик Потоцкий. Родился он в городе Чебоксары. До шестнадцати лет не выделялся. Играл в хоккей, не задумываясь о серьезных проблемах. Наконец, с делегацией юных спортсменов попал в Ленинград.
В первый же день его лишила невинности коридорная гостиницы "Сокол". Ему повезло. Она была старая и чуткая. Угостила юниора вином "Алабашлы". Шептала ему, заплаканному, пьяному, влюбленному;
- Гляди-ка, маленький, а ебкий...
Потоцкий быстро уяснил, что на земле есть две вещи, ради которых стоит жить. Это - вино и женщины. Остальное не заслуживает внимания. Но женщины и вино стоят денег. Следовательно, надо уметь их зарабатывать. Желательно - без особого труда. И чтобы хорошо платили. И чтобы не угодить в тюрьму...
Он решил стать беллетристом. Прочитал двенадцать современных книг. Убедился, что может писать не хуже. Приобрел коленкоровую тетрадь, авторучку и запасной стержень.
Первое же его сочинение было опубликовано в "Юности". Рассказ назывался "Победа Шурки Чемоданова". Юный хоккеист Чемоданов много возомнил о себе и бросил учебу. Затем одумался. Стал прекрасно учиться и еще лучше играть в хоккей. Произведение заканчивалось так:
" - Главное - быть человеком, Шурка, - сказал Лукьяныч и зашагал прочь.
Шурка долго, долго глядел ему вслед..."
Рассказ был на удивление зауряден. Десятки и сотни его близнецов украшали молодежные журналы. К Потоцкому отнеслись снисходительно. Как провинциальный автор он, видимо, заслуживал скидки.
В течение года ему удалось напечатать семь рассказов и повесть. Сочинения его были тривиальны, идейно полноценны, убоги. В каждом слышалось что-то знакомое. От цензуры их защищала надежная броня литературной вторичности. Они звучали убедительно, как цитаты. Наиболее яркими в них были стилистические погрешности и опечатки:
"В октябре Мишутко кануло тринадцать лет..." (Рассказ "Мишуткино горе").
"Да будет ему земля прахом! - кончил свою речь Одинцов..." (Рассказ "Дым поднимается к небу".)
"Не суйте мне белки в колеса, - угрожающе произнес Лепко..." (Повесть "Чайки летят к горизонту".)
Впоследствии Потоцкий говорил мне:
Читать дальше! )
Сергей Довлатов «Заповедник»
Источник - http://lib.ru/DOWLATOW/zapowednik.txt_with-big-pictures.html
serebryakovaa: (Default)
Из главы «О некоторых противниках митьковской культуры»
«…Я не имею возможности прямо цитировать эту книгу, но страх и растерянность известного реакционера 19 века перед пробуждающейся митьковской культурой хорошо запомнились мне. Есть в русской литературе, писал он, какая-то тенденция к осмеянию своего героя. Если в англоязычной литературе всё говорится прямо, как есть, во француской – преувеличенно, то в русской – грубо и приниженно.
Если английскому автору нужно описать, например, страх в герое, он так прямо и напишет:
«Джон испугался и пошел домой».
Француз напишет:
«Альфред затрепетал. Смертельная бледность покрыла его прекрасное лицо …»
А русский автор скажет:
«Ваня сдрейфил (Лучше даже приссал) и попер домой»…»
serebryakovaa: (Default)
…Параллельно я слушал чужие экскурсии. В каждой находил что-то любопытное для себя. Подружился с ленинградскими экскурсоводами. Уже который год они приезжали в заповедник на лето.
Один из них - Володя Митрофанов. Он-то меня и сагитировал. И сам приехал вслед. Хотелось бы рассказать подробнее об этом человеке.
В школьные годы Митрофанов славился так называемой "зеркальной памятью". С легкостью заучивал наизусть целые главы из учебников. Его демонстрировали как чудо-ребенка. Мало того, Бог одарил его неутолимой жаждой знаний. В нем сочетались безграничная любознательность и феноменальная память. Его ожидала блестящая научная карьера.
Митрофанова интересовало все; биология, география, теория поля, чревовещание, филателия, супрематизм, основы дрессировки... Он прочитывал три серьезных книги в день... Триумфально кончил школу, легко поступил на филфак.
Университетская профессура была озадачена. Митрофанов знал абсолютновсе и требовал новых познаний. Крупные ученые сутками просиживали в библиотеках, штудируя для Митрофанова забытые теории и разделы науки. Параллельно Митрофанов слушал лекции на юридическом, биологическом и химическом факультетах.
Уникальная память и безмерная жажда знаний - в сочетании - творили чудеса. Но тут выявилось поразительное обстоятельство. Этими качествами натура Митрофанова целиком и полностью исчерпывалась. Другими качествами Митрофанов не обладал. Он родился гением чистого познания.
Первая же его курсовая работа осталась незавершенной. Более того, он написал лишь первую фразу. Вернее - начало первой фразы. А именно: "Как нам известно..." На этом гениально задуманная работа была прервана.
Митрофанов вырос фантастическим лентяем, если можно назвать лентяем человека, прочитавшего десять тысяч книг.
Митрофанов не умывался, не брился, не посещал ленинских субботников. Не возвращал долгов и не зашнуровывал ботинок. Надевать кепку он ленился. Он просто клал ее на голову.
В колхоз - не поехал. Взял и не явился без уважительной причины.
Из университета Митрофанова отчислили. Друзья пытались устроить его на работу. Некоторое время он был личным секретарем академика Фирсова. Поначалу все шло замечательно. Он часами сидел в библиотеке Академии наук. Подбирал для Фирсова нужные материалы. Охотно делился уже имеющимися в памяти сведениями. Престарелый ученый ожил. Он предложил Володе совместно разрабатывать теорию диагонального гидатопироморфизма. (Или чего-то в этом роде.) Академик сказал:
- Записывать будете вы. Я близорук.
На следующий день Митрофанов исчез. Он ленился записывать.
Несколько месяцев бездельничал. Прочитал еще триста книг. Выучил два языка - румынский и хинди.
Обедал у друзей, расплачиваясь яркими пространными лекциями. Ему дарили поношенную одежду...
Затем Митрофанова пытались устроить на Ленфильм. Более того, специально утвердили новую штатную единицу: "Консультант по любым вопросам".
Это была редкая удача. Митрофанов знал костюмы и обычаи всех эпох. Фауну любого уголка земли. Мельчайшие подробности в ходе доисторических событий. Парадоксальные реплики второстепенных государственных деятелей. Он знал, сколько пуговиц было на камзоле Талейрана. Он помнил, как звали жену Ломоносова...
Митрофанов не смог заполнить анкету. Даже те ее разделы, где было сказано: "Нужное подчеркнуть". Ему было лень...
Его устроили сторожем в кинотеатр. Ночная работа, хочешь - спи, хочешь - читай, хочешь - думай. Митрофанову вменялась единственная обязанность. После двенадцати нужно было выключить какой-то рубильник. Митрофанов забывал его выключить. Или ленился. Его уволили...
Впоследствии мы с горечью узнали, что Митрофанов не просто лентяй. У него обнаружилось редкое клиническое заболевание - абулия. То есть полная атрофия воли.
Он был" явлением растительного мира. Прихотливым и ярким цветком. Не может хризантема сама себя окучивать и поливать...
Наконец Митрофанов услышал о Пушкинском заповеднике. Приехал, осмотрелся. И выяснил, что это единственное учреждение, где он может быть полезен.
Что требуется от экскурсовода? Яркий впечатляющий рассказ. И больше ничего.
Рассказывать Митрофанов умел. Его экскурсии были насыщены внезапными параллелями, ослепительными гипотезами, редкими архивными справками и цитатами на шести языках.
Его экскурсии продолжались вдвое дольше обычных. Иногда туристы падали в обморок от напряжения.
Были, конечно, и сложности. Митрофанов ленился подниматься на Савкину Горку. Туристы карабкались на гору, а Митрофанов, стоя у подножия, выкрикивал:
- Как и много лет назад, этот большой зеленый холм возвышается над Соротью. Удивительная симметричность его формы говорит об искусственном происхождении. Что же касается этимологии названия - "Сороть", то она весьма любопытна. Хоть и не совсем пристойна...
Был случай, когда экскурсанты, расстелив дерматиновый плащ, волоком тащили Митрофанова на гору. Он же довольно улыбался н вещал:
- Предание гласит, что здесь стоял один из монастырей Воронича...
В заповеднике его ценили...
Сергей Довлатов «Заповедник»
Источник - http://lib.ru/DOWLATOW/zapowednik.txt_with-big-pictures.html

Profile

serebryakovaa: (Default)
serebryakovaa

Most Popular Tags

August 2013

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit